Шингарды сделать своими руками

Шингарды сделать своими руками
Шингарды сделать своими руками

Шингарды сделать своими руками

Шингарды сделать своими руками

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

Социум

Спорт

 

Лизунов Владимир Сергеевич, 1935 года рождения, вырос в Орехово-Зуеве, подполковник запаса. Активно занимается исследованиями истории своего края. Стихи и статьи В. С. Лизунова публиковались в районных, областных и всесоюзных изданиях. "Морозовцы" - первая книга автора.

Автор выражает сердечную благодарность спонсору "Морозовцев"- коллективу Орехово-Зуевской межрайонной типографии.

 

 

К ЧИТАТЕЛЮ

 

На карте России есть города, чьи биографии, кажется, написаны особым, более ярким и впечатляющим почерком истории. Подмосковное Орехово-Зуево - одно из таких мест.

Уже в конце прошлого века оно вошло в пятерку наиболее развитых пролетарских центров России. Прогремевшая здесь в 1885 году Морозовская стачка ткачей и прядильщиков явилась первым организованным выступлением пролетариата России за свои права. В 1902 году именно здесь фабрикант С.Т.Морозов установил первые в России паровые турбины и осветил цеха мануфактуры электрическим светом.

В конце XIX - начале XX веков здесь было немало первого и лучшего: первый рабочий театр, лучшие в России Больница, народный парк и лучшее футбольное поле, построенное и освященное в апреле 1914 года.

На его зеленом ковре играли немцы, англичане и финны. Душой же болельщиков дореволюционного текстильного центра всегда были "Морозовцы" - команда фабрик Викулы Морозова. В те времена ее нередко называли "грозой Москвы". Неоднократный победитель знаменитого кубка Фульда сиял первой спортивной звездой в чемпионате Москвы и России.

Об истории отечественного футбола написано немало книг и статей. К сожалению, вся эта история строилась преимущественно на основе двух футбольных центров России: Москвы и Петербурга. Орехово-Зуеву же чаще всего отводилась роль пажа.

Автор этих строк ставит своей целью восполнить имеющийся пробел в истории русского футбола, и не только потому, что он родился на земле, давшей России таких блестящих мастеров кожаного мяча, как В.Мишин, А.Акимов, Н.Кынин, А.Шапошников, В.Перницкий и Г.Архангельский.

Любая история неполна, если в ней есть утраченные страницы. Старые газеты и журналы, воспоминания ветеранов, семейные архивы помогли восстановить их, полнее ощутить дух и колорит прошлого, глубже понять акт зарождения и развития в России одного из популярнейших видов спорта.

Говорят, что футбол есть счастливое детство человечества, когда оно, вместо того, чтобы играть в войну, играет в мяч. Давайте же и мы окунемся на время в это детство.

АВТОР.

 

 

Глава 1. НАЧАЛО

 

- Голова пленника. - Свиной пузырь. - Не для джентльменов. - Основание ассоциации. - Только иностранцы.

 

Родиной футбола является Англия. Однако эта общеизвестная истина еще не проливает свет на причинные корни его зарождения. Прежде, чем увидеть их, придется окунуться во времена, отделяемые от нас веками.

Еще в X веке в старом английском городе Честер был отмечен факт своеобразного игрища воинов после сражения: они гоняли по поляне голову убитого датчанина. Как считают историки, обычай этот был некоторое время распространен в Англии. Жестокие нравы пускали в ход жестокие игры.

Некое подобие футбола завезли сюда и римские легионеры во время их похода.

Суть игры заключалась в том, что играющие, разделенные на группы, перебрасывали руками и ногами надутый свиной пузырь. Мяч называли "нарпастум", позднее его стали обтягивать кожей или другой грубой материей.

Прообраз настоящего футбола был популярен в Англии уже в конце XII века и был особо почитаем у низшего класса населения. Игры устраивались в разных местах, даже на улицах Лондона, поле для игры не ограничивалось, и практически любой прохожий имел туда доступ. Не ограничивалось и число игравших с обеих сторон. Характер и правила игры не были твердо регламентированы, из-за чего состязания часто заканчивались обыкновенной дракой улица на улицу или того более. Нередки были и трагические последствия увлечения этой игрой, что не могло не вызвать определенную тревогу в обществе.

В 1314 году король Эдуард II издал эдикт: "Ввиду того, что перебрасывание больших мячей вызывает в городе большое беспокойство и причиняет часто несчастья, от которых боже упаси, наш город, мы повелеваем именем короля прекратить на будущее время подобные игры в пределах города. Виновные подлежат заключению в тюрьме".

Однако играть в футер, как называли тогда футбол, не перестали, что и явилось причиной негодования Эдуарда II , который в 1315 году приказал вообще искоренить эту бесполезную игру, так как она заставляет пренебрегать ловкостью и упражнением в стрельбе из лука. Он повелел начальникам округов "по возможности преследовать праздные занятия игрой в мяч".

Однако волею народа футбол был жив, как и продолжавшиеся гонения на него. Через 40 лет Ричард II издал эдикт о запрещении занятий футболом, а затем Яков III повелел разгонять игроков вооруженной силой. Приказы верховной власти возымели силу. Высшие слои общества отвернулись от футбола, как от игры дикой и опасной. Если джентльмен подозревался в участии в футбольном состязании, то в глазах общества он считался бесчестным и порочным.

И действительно, в те времена футбол представлял из себя зрелище не джентльменское, прежде всего в игре преобладали сила, натиск и грубость, а не ловкость, умение и техника. Примечательным по этому поводу является документ времен Елизаветы. Вот что в нем говорится: "Составлен в г. Саузмаймсе в удостоверение того, что 3-го с.м. между двумя и тремя часами пополудни Николай Мартен и Рихард Тервей играли на Эванском поле в футер с другими лицами, в числе которых были Рожер Людфорд и некий Симон Мальтус, что названный Рожер Людфорд, упав на землю, крикнул Мальтусу: "Брось его через забор!", причем разумел Николая Мартена, что последний ответил: "Попробуй-ка!", что когда затем Рожер Людфорд побежал за мячом, Николай Мартен нанес ему столь сильный удар в грудь, что Рожер Людфорд через четверть часа скончался, что, следовательно, Николай Мартен преступно умертвил Рожера Людфорда".

Как видно из документа, такие приемы, как удар в грудь и перебрасывание противника через забор, были обычны в футболе того времени. Об этом же свидетельствует и запись из хроники города Штубба ( XIV в.): "Что касается игры в футбол, то она скорее всего является вольной борьбой, чем развлечением. Каждый участвующий стремится главное опрокинуть противника. Они бросают друг друга часто на камни или в канаву, ломают руки, ноги, иногда выкалывают глаза и разбивают носы. Случаи смертельного исхода не переводятся".

Жесткий эдикт королевы Елизаветы от 1572 года был исполнен властями скоро и скрупулезно. Футбол умирал до самого XVII столетия, когда в той же Англии не принял почти современный обновленный вид. Коренное же изменение отношения английского общества к футболу произошло в XIX веке. Уже в 20-е годы на городских площадях устраивались публичные игры, причем участие в них принимали не только мужчины, но и женщины. Вскоре по стране стали возникать футбольные кружки, клубы и союзы. Они рождались как грибы после теплого летнего дождя. Ажиотаж был повсеместным. О футболе говорили и дома, и на работе, на команды и игроков заключали пари. В 1863 году футбольная ассоциация была создана в Лондоне, а уже в 1871 году среди английских команд стал разыгрываться переходящий кубок. В это время Английский футбольный союз состоял из 15 любительских команд.

Появились и первые профессиональные игроки. Одним из самых известных в прошлом веке был мистер Вильям Мак-Грегор из Бирмингема. Ему было 23 года, когда он вышел на поле за команду местного клуба. Это было в 1870 году. Через 18 лет он стал организатором лиги, в которую вошли 12 команд, представлявших футбольные клубы. С тех пор система профессионального футбола под эгидой лиги распространена по всей Англии. В настоящее время она включает в себя около девяти десятков клубов. Мистер Мак-Грегор умер в Бирмингеме в конце 1911 года в возрасте 64 лет. Стараниями и энергией таких же приверженцев, как он, футбол вошел в эру привилегированного вида спорта. В 1915 году, к примеру, только в Лондоне насчитывалось несколько тысяч площадок для игры, на содержание которых власти расходовали ежегодно свыше 2 млн. крон.

В 1918 году один немецкий сатирический журнал поместил рисунок с изображением английского футболиста с красноречивой надписью: "Всякого врага Англии мы можем убить тремя словами: "ФЛОТ, ФУТБОЛ, ШЕКСПИР".

Однако, убивать никого не пришлось. Из Англии уже в конце прошлого века футбол пришел в страны Европы. Недолго ждала своего часа и Россия.

 

Глава 2. МЯЧ ЛЕТИТ В РОССИЮ

 

- Только иностранцы. - От Невки до Сокольников. - Первый клуб. - Москва против Петербурга. - Новые команды.

 

1898 год считается годом рождения русского футбола. Именно тогда провели свои первые публичные игры, организованные при кружке любителей спорта, футбольные команды Петербурга. Уже через два года спортивная жизнь города на Неве шла преимущественно в футбольном русле. Вот что писал весной 1900 года по этому поводу журнал "Спорт": "...скоро пустынные поляны проснутся от оживленного беганья веселых спортсменов... громадный, черный шар, то взовьется птицей под небеса, то, катаясь по траве, замелькает на зеленом лугу под могучими ударами играющих в футбол... Давно ли было время, когда существовало всего две команды: Виктория и Санкт-Петербургский Кружок любителей спорта. Теперь же прибавились команды шотландцев, лахтенцев, Германии, Петровского кружка и Екатерингофского кружка. Лучшие из них - Виктория и шотландцы".

В 1901 году была образована Петербургская футбольная лига. В сентябре этого же года впервые в России стал разыгрываться кубок, оспаривать который тогда вызвались три команды: Виктория, Невский клуб и Невка-клуб. Кубок выиграла Невка, в составе которой были одни иностранцы: Сюль, Черпльс, Смолль, Кромптон, Смолль, Флетчер, Бойль, Гейнс, Гаргревс, Смолль и Геррард. В других петербургских клубах большинство игроков также составляли иностранные подданные.

Лучшим футбольным полем в то время считалось поле Невского клуба на Малой Болотной улице у Невской ниточной фабрики. Команда "Невка" имела свой плац на Выборгской стороне у Сампсониевской мануфактуры, "Виктория" - во дворе Первого кадетского корпуса на Васильевском острове, а Кружок любителей спорта (позднее "Спорт" - на Крестовском острове.

Футбол завоевывал популярность, увеличивал число своих почитателей в северной столице России. В 1904 году был учрежден кубок для вторых команд Петербургской лиги. Его первым обладателем стал Петровский клуб.

В Москве распространение футбола началось в 1895 году с забавы английских специалистов гонять мяч по территории завода Гоппера (ныне завод им. Владимира Ильича). Через год англичане, работавшие по договору на различных предприятиях Москвы, объединенные фанатом футбола Р.Ф. Фульда, создали при Московском гигиеническом обществе комиссию по устройству подвижных игр. Среди инициаторов были также А.Я. Торнтон, А.И. Вашке, братья Ф.Л. и В.Л. Казалет. Комиссия проявила активность и уже скоро в Сокольниках на Ширяевом поле по всем тогдашним правилам было оборудовано футбольное поле. Здесь же был образован первый русский кружок футболистов "Сокольники" или "Ширяево поле". Позже еще одно поле было сделано в районе дачного поселка Быково. Именно здесь, у завода Гоппера, в Ширяеве и Быкове рождался и крепчал московский и во многом русский футбол. В 1904 году Р.Ф. Фульда написал и распространил единые правила новой игры.

О первых шагах московского футбола рассказал в небольшой заметке на страницах журнала "К спорту" в 1912 году ветеран московского футбола Р. Вентцели. Он вспоминал, как еще летом 1904 года в один из тоскливых и однообразных вечеров в кофейной на сокольническом кругу друзья Н.А. Носов, А.И. Вашке, С.Л. Зимин, Н.В. Шашин и братья Вентцели собрались на очередные посиделки. Н.А. Носов не так давно побывал в Германии и во Франции. Он увлеченно рассказывал о футболе, да так заразительно, что уже на следующий день друзья с большим трудом купили футбольный мяч. И не удивительно: он продавался как предмет роскоши и был доступен не каждому.

Собрались на площадке для детских игр в Сокольниках для составления партии (слово "команда" в этом значении придет позже. (авт.) Едва набрали две партии, одну назвали "красные", другую - "синие". Отмерили ширину ворот, три аршина.

Если бы такую игру показать сейчас по телевизору, то наверняка все зрители покатывались бы от хохота. Представьте: на поле десять загонщиков и один сторож в команде. Мяч в ворота загоняли толпой, а не забивали, как это принято сейчас, ударом ноги или головы.

Как бы то ни было, но месяца через три об игроках на Ширяевом поле знали многие в Москве. Узнали и известные тогда среди спортсменов англичане Стивенс и Торнтон. Они и предложили устроить состязания русских против англичан. Вскоре эта встреча состоялась. У англичан на эту игру приехало, правда, лишь 7 человек, но, несмотря на явное меньшинство, они продемонстрировали явное преимущество: забили русским восемь сухих голов.

Обескураженные поражением, москвичи собрались у Н.А. Носова и обсудили причины проигрыша. Решено было время от времени тренироваться и больше играть. Специально к играм сшили фланелевые рубашки с красной полосой, и вскоре вышли на поле, чтобы встретиться с "быковцами". А те сразу удивили их своим неожиданным одеянием: большие дяди с голыми ножками. Быковцы удивили ребят из Сокольников не только своей спортивной формой, но и тактическими уловками в игре, футбольные правила им помог освоить англичанин Варбург, проживавший в Быкове и игравший за границей голкипером. На следующий день "соколы" играли уже с обрезанными брюками.

В 1905 году был основан Сокольнический клуб спорта, его организаторами стали Р.Ф. Фульда и А.П. Мусси. Они построили для первого московского футбольного центра поле с забором и скамейками. Это был первый стадион столицы. В 1908 году база клуба пополнилась большим павильоном, купленным на Морской выставке. Зимой он служил теплушкой для катающихся с гор, а летом и осенью - помещением для футболистов.

Поле Сокольнического клуба спорта (СКС) занимало 1000 квадратных сажен, по международным же правилам надо было иметь 1450 сажен. Чтобы в перспективе принимать зарубежных игроков, организовывать соревнования, поле нужно было расширить. В 1909 году этим занялся Р.Ф. Фульда. Для проведения реконструкции из-за границы были привезены планы, чертежи, а также снимки трибун и проч.

Однако не будем забегать вперед. Вернемся в 1905 год, когда начали образовываться первые московские клубы. Осенью этого года состоялось собрание покровителей игры в футбол. На нем присутствовали братья Владимир и Роман Серпинские, Николай и Александр Филипповы, Петр и Федор Розановы, Андрей и Яков Чарноки, Владимир Виноградов, Михаил Дубинин, Андрей Вашке, Роман Фульда. На собрании было высказано стремление содействовать развитию нового вида спорта в Москве, в официальном порядке были зарегистрированы созданные футбольные клубы. Этот год и стал датой рождения московского футбола.

Позже, в 1907 году, были организованы команды "Быково" и "Даниловцы", утвержден устав клуба "Сокольники" ("Ширяево поле").

В спортивной истории России знаменательным был день 14 сентября 1907 года. На "невском" поле в присутствии тысячи зрителей состоялся первый матч между командами Москвы и Петербурга. К слову сказать, петербургская сборная была представлена одними англичанами, она и победила со счетом 2:0.

Через день сборная Москвы играла против русской сборной Петербурга на поле Санкт-Петербургского кружка любителей спорта и снова уступила хозяевам 4:5. За Москву в тех памятных встречах играли: Бейнс, Р. Вентцели, Р. Розанов, Скорлупкин, Хеггин, Шашин, Нэш, Г. Чарнок, С. Чарнок, В. Серпинский, Ф. Розанов, Брайт и Виноградов.

Вслед за первыми московскими клубами СКС, "Унион" и кружком футболистов "Сокольники" стали появляться новые: Британский клуб спорта (БКС), клуб спорта при фабрике Викулы Морозова в Орехово-Зуеве, при фабрике Малютина на ст. Раменское, Рогожский кружок спорта (РКС), Замоскворецкий клуб спорта (ЗКС). Кроме этих клубов и кружков свои команды имели такие подмосковные места, как Быково, Мамонтовка, Новогиреево, Измайлово, ст. Расторгуево, Даниловская фабрика и др. Каждый клуб имел своих покровителей. Так, например, московскому отделению немецкого клуба "Унион" землевладелец Чоколов предоставил на выгодных условиях 3 тысячи кв. сажен земли. Британский клуб спорта, имевший солидную поддержку, был одним из самых крупных в те годы, он насчитывал около 170 своих членов, устав его был утвержден зимой 1910 года.

Учредительное собрание Замоскворецкого клуба спорта состоялось 3 декабря 1909 года, пожертвования он получил от Даниловской мануфактуры (500 руб.), барона Кноппа (200 руб.) и Г.П. Нейвеллера (100 руб.) В 1910 году был зарегистрирован устав ЗКС, председателем клуба был избран Е.Р. Бейнс.

В клубе состояло 100 человек, ему выделили участок земли на Мытной улице против фабрики Брокар. Официальное открытие клуба ЗКС состоялось 11 апреля 1910 года.

Тем временем, когда шло становление клубов и кружков, Р.Ф. Фульда завершал устройство стадиона. По мнению спортсменов, это было лучшее поле Москвы. 16 августа 1909 года команда Сокольнического клуба спорта обновила свою площадку игрой с быковцами. Журнал "Русский спорт" писал тогда: "Созданием этой площадки клуб обязан Р.Ф. Фульда, своему почетному секретарю и председателю клуба А. Мусси..."

Летние игры этого года дали такие результаты: "Унион" проиграл команде Сокольников со счетом 1:5, но выиграл у футболистов Новогиреева и Измайлова. Новогиреевцы проиграли также команде из Серебряного Бора.

14 августа 1909 года в Британском обществе состоялось собрание, на котором были назначены дни осенних футбольных состязаний, избрано жюри, в состав которого вошли капитаны команд: Р. Вентцели (СКС), Паркер (БКС), Гольц ("Унион"). Секретарем жюри избран Р.Ф. Фульда. В осенней программе футбольных состязаний, организовывающейся московской лиги, были предусмотрены встречи и новичка, приславшего вызов известным клубам. Новичком этим был клуб спорта при фабрике В. Морозова из Орехово-Зуева.

 

 

Глава 3. ТРЕТЬЯ СТОЛИЦА

 

- Первая попытка. - Старообрядцы против. - Помогли ножницы. - Губернатор дает добро. - Устав клуба. - Футбол и бизнес.

 

Русский футбол родился в самом конце прошлого столетия. Именно к этому времени относятся и первые попытки его пропаганды в Орехово-Зуеве. Познакомимся с тем, что в декабре 1946 года сообщал об этом в газете "Британский союзник" бывший вице-президент Московской футбольной лиги англичанин Г.Г. Чарнок: "В 1887 году мой брат, бывший член клуба "Блэкберн Роверс", предпринял попытку организовать футбольную команду в Московской губернии. После его отъезда команда распалась.

Следующая попытка возродить футбол - в 1897 году - была предпринята мною и британскими служащими фирмы, директором которой я был. Футбольные клубы были организованы в районе Орехово-Зуева.

Начальный период развития футбола в России представлял особый интерес ввиду того обстоятельства, что среди игроков были рабочие, подмастерья, механики, административные и конторские служащие, так, что это было поистине демократическое начинание... К сожалению, спустя 3 или 4 года футбольная жизнь в России замерла. Это объяснялось тем, что энтузиасты футбола наталкивались на сопротивление, питаемое религиозными убеждениями: старообрядцы считали всякие игры греховным занятием. Среди директоров моей фирмы были старообрядцы, которые нисколько не одобряли моих усилий.

Весь Орехово-Зуевский уезд был в то время одним из центров русского религиозного раскола. Значительную долю населения составляли старообрядцы, крайне консервативные и подозрительные в отношении внешних, иностранных влияний... Когда молодежь стала играть в футбол, ей пришлось преодолевать сильное сопротивление со стороны родителей, которое особенно усилилось, когда выяснилось, что играть придется в трусиках, с обнаженными коленями.

Вспоминается следующий случай. Футбольные майки, джемперы, свитеры и ботинки были заказаны в Англии, а трусы должны были изготовить сами игроки. Материал для этого был роздан с соответствующими инструкциями. Результат получился самый плачевный, так как почти все трусы без исключения доходили до лодыжек, несколько напоминая "моду", которой нарочито придерживался знаменитый английский футболист Алек Джеймс.

Бурные протесты капитана команды-англичанина, строго соблюдавшего все условности, оказались тщетными. Перед началом первого матча он решился на крайние меры. С помощью двух членов комитета, вооружившись ножницами и меркой, он запер уже одетых игроков в раздевальной и обрезал штанины до нужной длины". Первая форма ореховозуевцев была бело-голубой: голубые майки с белым воротником и белыми манжетами, белые трусы.

Если можно было бы отодвинуть время назад, то, присутствуя на первых футбольных матчах, мы увидели бы усатых и бородатых парней, скопом бегающих за мячом по примитивному полю. Такой же примитивной была и техника, сводившаяся к ударам по мячу носком. Тактика также проста до предела: овладей мячом и бей по нему в сторону ворот противника. Играли все, кто хотел. Каждый старался забрать мяч и забить гол, соперник же стремился отнять мяч, при этом на помощь к нему подключались товарищи по команде, в результате чего нередко получался на поле клубок тел, в котором трудно было что-либо разобрать.

Время от времени игроки охлаждали свой пыл лимонадом или пивом, корзина с которыми всегда стояла у кромки поля. Игра возобновлялась, проходила с шумом и гамом, и только наступление темноты заставляло игроков расходиться по домам. После матча на поле можно было найти самый разнообразный набор подметок и подошв, а также "срывки", то есть цветные ленты, которые прикреплялись к майкам для обозначения команд.

Как сообщал Г.Г. Чарнок, главными противниками футбола в Орехово-Зуеве были старообрядцы, или, как их называли здесь, гусляки. У фабрикантов Морозовых они занимали ключевые должности на производстве, так как хозяева сами были староверами. Тимофей Саввич Морозов имел моленную Рогожского согласия, он был поповец-окружник. Викула Морозов имел моленную Поморского брачного согласия, он был старообрядец-беспоповец. Моленные были своего рода центрами, где формировались сознание и идеология рабочих. Здесь, в моленных, подбирался весь административный персонал фабрик. Рабочих на Никольскую мануфактуру тоже принимали по религиозному признаку. Особо дорожил старообрядцами Викула Морозов, он даже казармы строил для них особые.

И все же, несмотря ни на что, футбол пробивал себе дорогу в рабочем центре, завоевывал новых и новых поклонников. Игра была близка и понятна простолюдинам, по самому своему духу была близка русскому характеру.

Шел 1906 год. В Петербурге и Москве увеличивалось число футбольных клубов. Орехово-Зуево начинает гонку за лидерами. В результате настойчивой разъяснительной работы удалось, наконец, получить официальную санкцию и необходимые средства для организации своего клуба. Первое его название - Ореховский спортивный клуб. Однако для окончательного его утверждения понадобилось еще два года. Властям поначалу дело это виделось крамольным. Санкция властей была получена не без борьбы. Дело в том, что в этот период революционеры вели сильную агитацию в рабочей среде. Правительство то и дело принимало меры для предотвращения политических собраний, которые могли вызвать беспорядки. В полиции имелись доносы такого рода, что игра в футбол привлекает много народа и используется для маскировки революционной агитации. Необходимо было в срочном порядке создать устав нового клуба и, как полагалось, утвердить его у губернатора. Опасаясь, что власти могут прикрыть клуб до его официального открытия, тем более, что один из видных врачей уезда в это время весьма нелестно отозвался о футболе как об игре, которая может привести к легочным заболеваниям и переломам, А.В. Чарнок в спешном порядке поехал во Владимир на прием к Губернатору. За стаканом чая, вспоминал позднее Андрей Васильевич, где у самовара хозяйничала супруга генерала, произошел следующий разговор:

Губернатор : А что такое футбол?

А.В. Чарнок : Игра, в которой участвуют 22 игрока, разделенных поровну на две команды. Целью ее является завладеть кожаным мячом, надутым воздухом. Каждая команда стремится забить этот мяч в ворота между столбами, установленными с обеих концов поля (при этом была показана соответствующая диаграмма).

Губернатор : И люди в самом деле собираются смотреть на эту глупость?

А.В. Чарнок : Да, ваше превосходительство, точно так же, как люди собираются смотреть на конские скачки.

Губернатор : Но причем тут политика, революция?

А.В. Чарнок : Здесь нет никакой политики, ваше превосходительство. Извольте посмотреть немецкий журнал (я захватил с собой один номер), придерживающийся весьма консервативных взглядов - "Ди Вохэ". Вы увидите в нем фотографию, которая изображает германского кронпринца в надлежащем спортивном облачении, принимающего участие в игре на Темпельгофском поле в Берлине, а, как вы знаете, ваше превосходительство, он кузен вашего всемилостивейшего государя.

Супруга губернатора : Вот как? Это должно быть в высшей степени полезная вещь, это хорошо продуманная система физической тренировки. Ты должен играть, Гриша! (Его превосходительство был 8 пудов весом).

Губернатор : Да, и я очень уважаю англичан, хотя они немного помешаны на том, чтобы искать отдых для утомленных тела и души. А ведь они в самом деле бьют своих жен. Продолжайте ваше дело, Андрей Васильевич, и Бог вам в помощь, только без кровопролития!"

Устав клуба спорта "Орехово" (КСО) был утвержден, проведение футбольных матчей получило официальное разрешение. Небольшим тиражом текст устава был издан в типографии Е.М. Палладиной в Орехове. На его титульном листе было написано: "Устав "Клуб спорт" при фабриках Товарищества Мануфактуры Викулы Морозова с С-ми в м. Никольском, Владимирской губ." 16 ноября 1909 года в реестре под №146 ноября дня 1909 г . Утвердил Владимирский губернатор - Сазонов.

Официальной датой создания КСО считается 1910 год, а его основателями по праву Андрей Васильевич и Яков Климентьевич Чарноки. Первым президентом клуба был избран А.В. Чарнок, вице-президентом - С.С. Куприянов, секретарем - И.И. Бодров. В состав комитета клуба входило восемь старшин. Клуб имел 6 почетных и 250 действительных членов, а также 69 так называемых соревнователей, то есть игроков.

Уставом был определен и размер членского взноса, он был равен десяти рублям. Деньги были очень кстати, главным образом они пошли на приобретение формы игрокам и устройство спортивной площадки в парке господ Морозовых.

Примечательны цели и формы работы клуба спорта "Орехово", вот что об этом говорится в первых параграфах устава: "Клуб имеет целью распространение существующих и не запрещенных законом Российской Империи видов спорта, как-то игр: фут-бол, лаун-теннис, крокет, крикет и др., а также велосипедного, конькобежного, лыжного и атлетического спорта и сближение спортсменов.

Для достижения этих целей Клуб может устраивать и организовывать: 1.Упомянутые выше игры в особых для того помещениях или ограждениях. 2. Музыкальные и танцевальные вечера, спектакли, праздники, балы, состязания и другие увеселения, певческие хоры и оркестры, а также разные гонки с соблюдением всех установленных для сего правил и с надлежащего каждый раз разрешения начальника местной полиции."

В уставе говорится также, что "действительными членами клуба могут быть исключительно служащие на фабриках Викулы Морозова обоего пола, избранные Общим собранием только те постоянные лица, которые вступили в клуб в первый год его существования. Лицо, желающее вступить в действительные члены Клуба, должно быть рекомендовано не менее как двумя почетными или действительными членами".

Из числа членов клуба была образована специальная футбольная секция, куда кроме игроков, участвующих в междугородных матчах, входили все желающие и все должностные лица. Члены секции пользовались правами бесплатного ввода на состязание двух дам и детей в возрасте до 15 лет в особо отведенных местах. На концерты, театральные представления и балы, даваемые клуб-спортом, они получали 25-процентную скидку со стоимости не более двух билетов.

Средства клуба составлялись из единовременных и ежегодных взносов его членов, пожертвований, а также сборов от массовых мероприятий, устраиваемых клубом. Всеми делами и деятельностью клуба заведовал совет КСО, была создана ревизионная комиссия, наиболее важные вопросы выносились на общее собрание членов клуба. Они были ежегодные и чрезвычайные, все решалось на них простым большинством голосов.

Клуб спорта "Орехово" имел свою печать, билеты и значки. Значки носились на часовой цепочке в виде брелка или на головном уборе.

Уставом определена и форма спортсменов. На поле футболисты выходили в голубых рубашках, белых трусах, черных гетрах и в бутсах из кожи темного цвета. Спортивную форму игроки покупали на свои деньги, все поездки также оплачивали сами. Клуб давал игрокам только поле, а в перерывах матчей - чай с лимоном.

Свои первые заседания и собрания КСО проводил в здании богодельни Викулы Морозова в м.Крутое (ныне школа №1). Для простых рабочих путь в привилегированный клуб был закрыт. Там играли и развлекались в основном служащие контор, дети состоятельных родителей, студенты и гимназисты. Да и членские взносы были не по карману простому рабочему. Только бутсы знаменитой марки "Скрум" стоили 5 рублей за пару. Членские взносы, расходы на поездки - все это составляло в конце концов немалую сумму.

В определенной степени приличная стоимость спортивной формы, изготовленной за границей, сдерживала создание клубов в провинции. Однако деловые люди быстро включили новый вид спорта в водоворот бизнеса. Несколько позднее, например, в одном из календарей игр Орехово-Зуевской футбольной лиги помещена реклама Торгово-промышленного производства обуви А.П. Тихомирова с сыновьями. Вот ее текст: "Величайшее производство в России ботинок для футбола. Предлагают лучшие ботинки для футбола. Чемпионы Московской футбольной лиги КСО ("морозовцы"), выигравшие кубок г-на Фульда и все лучшие команды Орехово-Зуевской футбольной лиги, играют в наших ботинках. Издание магазина обуви А.П. Тихомирова".

Стоит сказать, что фирма А.П. Тихомирова изготавливала футбольные ботинки на шипах и пластинах, мячи "Рекорд", шингарды (щитки из камыша), туфли для бега и прыжков на железных шипах с винтами для легкоатлетов, туфли и ботинки из оленевой замши на резиновой подошве для теннисистов, ботинки для лыжников, пьексы, сапоги для охотников, туфли для велосипедистов, ботинки для борцов.

Итак, устав был утвержден, спортивный клуб в Орехово-Зуеве начал действовать, к тому же, к этому времени провинциальный город входил во вкус игры, привезенной сюда англичанами. Уже в 1908 году на местной площадке впервые в спортивной борьбе встретились местные футболисты и англичане, служившие у Викулы Морозова. Победа была за гостями, однако уже через год хозяева взяли реванш, выиграв матч со счетом 3:2.

Рассказывая в дальнейшем о развитии футбола в Орехово-Зуеве и взлете знаменитой команды "морозовцев", придется не раз и не два говорить об англичанах. На протяжении всей дореволюционной истории их фамилии в футбольной хронике стояли рядом. Давайте же поговорим об этом поподробнее.

 

 

Глава 4. ЛЮДИ ИЗ АЛЬБИОНА

 

- Англичанка. - На русский манер. - Рассказ ветерана. - В ногу с модой.

 

Первые английские специалисты приехали в Орехово-Зуево в 1840 году, то есть за семь лет до официальной (по документам) постановки бывшим крепостным С.В. Морозовым хлопчатобумажного машинного производства. Их возглавлял Людвиг Кнопп - немецкий предприниматель из Бремена, представлявший английскую фирму "Джерси из Манчестера" по продаже машин для текстильных предприятий. Кнопп строил для Саввы Морозова в Орехово-Зуеве первую в России бумагопрядильную фабрику. Все технологическое оборудование здесь было английское, директор и мастера были также англичане. С тех пор и вплоть до 1918 года включительно английские специалисты постоянно работали на текстильных предприятиях города.

С. В. Морозов, а впоследствии и его сыновья и внуки, продолжатели дела, предоставили английским подданным все возможное для жизни вдали от родины. Жили иностранные специалисты с комфортом. Если фабричная администрация имела благоустроенные и просторные квартиры, то иностранные специалисты - отдельные двухэтажные дома. По вечерам они освещались яркими лампами. Их хозяева подъезжали к подъездам в пролетках, запряженных лихими лошадьми, уход за которыми тоже оплачивался фабричной казной. Годовое содержание лошадей и директора-англичанина обходилось в сумму свыше 400 рублей, тогда как средний заработок рабочего Владимирской губернии в то время составлял всего лишь около 140 рублей.

На жалованье англичане также не сетовали. Директор прядильной фабрики Григг, например, получал в год 12 тысяч рублей, с оплатой же различных услуг его годовое жалованье доходило до 16 тысяч рублей.

Место, где жили иностранные специалисты, уже в то время ореховозуевцы назвали "англичанкой". Название это живо и до сих пор, хотя почти все коттеджи тех времен уже пошли на слом и уступили место новым высотным домам.

В футбольной истории Орехово-Зуева самое видное место занимает фамилия Чарноков. Первым директором прядильной и техническим директором всей фабрики Викулы Морозова был Джеймс Чарнок (Яков Васильевич). Он получал 20 тысяч рублей в год и выписывал ящиками сигары "Гавана" с Кубы. Инициатором футбола в Орехово-Зуеве в 90-е годы прошлого столетия был Климентий Чарнок. Похоже, что именно он подсказал фабриканту Морозову дать объявление в английских газетах о том, что для Орехово-Зуевской Никольской мануфактуры требуются инженеры, механики и служащие, "умеющие хорошо играть в футбол". Из духовного завещания великобританского подданного Джеймса Чарнока, оставленного им после смерти в мае 1899 года, можно узнать, в каком родстве ему приходились другие Чарноки. Климентий, Василий, Джон и Эдуард были его родные братья, а Сарра Дженни Бонд, Сусанна Гринвуд, Екатерина Тернер были ему родными сестрами. Кроме того, племянницей и одновременно приемной дочерью ему приходилась Сарра Дженни, урожденная Гринвуд, по усыновлении Чарнок. Другой его племянницей была Магия Чарнок, а племянниками Андрей, Яков и Вилли Чарноки.

В 1902 году Гарри Горсфилд Чарнок работал директором бумагопрядильной и крутильно-ниточной фабрик Викулы Морозова. Его последний договор с Товариществом этой мануфактуры был заключен 13 апреля 1915 года на 12 лет. Согласно документу Андрей Васильевич (так называли его в Орехово-Зуеве на русский манер) отвечал за техническую часть всего производства на этих фабриках, за личный состав как фабрик, так и конторы. Товарищество платило ему 18 тысяч рублей в год жалованья, не считая вознаграждения, выделяло квартиру, дворника, двух лошадей для разъездов.

Джеймс (Яков Климентьевич) Чарнок работал в качестве помощника директора этих фабрик.

В архиве Орехово-Зуевского историко-революционного музея хранится стихотворный рассказ ветерана труда В. Шарко под названием "Фабрика конца девятидесятых годов прошлого века". И хоть стихотворные строки этого воспоминания несовершенны, но они проливают свет как на характеры англичан-специалистов, так и на возникновение футбола в Орехово-Зуеве. Вот эти строки.

 

"... Вдруг приосанился грозный смотритель -

То англичане идут мастера -

Из шевиота в английских костюмах,

В семь с половиной утра.

Взглядом пытливым обводят машины.

Слушают на два вопроса ответ.

По этажам от смотрителей цехов

Следует мастер в свой кабинет.

В десять часов затаилось дыханье

У всех рабочих и смотрителей.

Шепотом, тысячью уст пробежало:

"Сам появился. Идет лиходей!"

Вот он, гроза и директор прядилен,

Старый и тучный, глаза в потолок.

Важно, неспешно по цеху шагает

Яков Васильевич Чарнок.

Он очень часто в своем кабинете,

Вызвав, беднягу любил пробирать.

В полном сознании силы и власти

Топал, грозился с работы прогнать.

Но иногда, задымивши "Гавану",

Он благосклонно трепал по плечу

Пухлой рукою, "май дир" величая,

Нужных рабочих ему.

Часто на рыжей английской кобыле

Чарнок верхом моцион совершал,

Лесом, тропинками около фабрик

Он монументом в седле восседал.

Знать же фабричная - мастер, конторщик,

В праздники часто бывали в Москве,

Где далеко от призора начальства

Всякую блажь позволяли себе.

"Мелкая сошка" сравнительно скромно

С водкой садилась за карточный стол

Или же с мистером Чарнок Климентом

Бурно резвилась, играя в футбол..."

 

Да, в футбол играли. В 1908 году, еще до организации клуба, тренировки и встречи проводились на плацах с названием "золотая поляна" (теперь это место между заводом "Транспрогресс" и больницей №8, а также "дровяной склад" - сейчас здесь расположен стадион "Знамя труда".

Старожилы рассказывали, как однажды Я.К. Чарнок вместе с братьями разметил футбольный плац на поляне возле 3-й железнодорожной будки, и будто бы сам Викулыч приезжал смотреть эту затею и был немало позабавлен "усатыми и бородатыми мальчиками, играющими в мячики на английский манер". Игроками этой самой первой ореховской команды были Осип Хаваев, Николай Макаров, Владимир Мишин, Анатолий Мишин, Александр и Николай Кынины, Владимир Макаров, Петр Чичваркин, Михаил Савинцев, Александр Кононов, Сомов, а также англичане Гейвуд, Дункерлей, Бертель, Томлинсон, Чарноки и другие. Первым капитаном футбольной дружины был Яков Чарнок.

 

 

Глава 5. В СОСТАВЕ МОСКОВСКОЙ ЛИГИ

 

- Первые матчи. - Образование лиги. - Дискуссия о футболе. - Открытие поля. - Поражение британцев.

 

Футболистов из клуба при фабрике В. Морозова москвичи впервые увидели 30 августа 1909 года. В 3 часа дня они встретились с командой Сокольников на ее поле. Не пропустил в своей хронике этой новости журнал "Русский спорт": "...команда клуба при фабрике Морозова, писал он, на половину английская... Первое впечатление, когда они вышли, было великолепное: симпатичные костюмы, известная дисциплина усиливали его... Рефери Зееберг... сразу определилось, что последние (морозовцы) хорошо играют... СКС тем не менее продержался 16 минут до первого гола... Атаковали морозовцы, и здесь особенно выделился Чарнок. После перерыва игра пошла бойчее. СКС стал нападать, и вот им удается вбить гол... проиграли СКС. 1:2".

В своей первой в Москве игре "морозовцы" выступали в таком составе: голкипер Осип Хаваев, беки Дункерлей и Владимир Мишин, хавбеки Гейвуд, братья Александр и Николай Кынины, форварды Томлинсон, Бертель, Чарнок, Савинцев и Андрей Акимов.

8 сентября футболисты из Орехово-Зуева встретились с самой сильной командой Москвы - Британским клубом. "...около 3-х часов трамвай №14, писал "Русский спорт" 13 сентября, наполнялся битком на Лубянской площади и целиком освобождался у Невского стеаринового завода. Посмотреть на игру настоящей английской команды и полуанглийского клуба при фабрике Викулы Морозова собралось до 700 человек... Рефери был К. Чарнок.

Игра, как и следовало ожидать, началась атакой англичан, но "морозовцы" не потерялись и энергично защищались, но вбитый через 5 минут по вине голкипера Осипа Хаваева первый гол немного обескуражил их. После второго гола Хаваева заменил Макаров... Одним из самых главных недостатков при общей очень хорошей игре следует отметить отсутствие сильного удара, а также легкие дисциплинарные отступления. Как по передаче, так и по плассировке ударов "морозовцы" стоят выше московских футболистов, исключая, конечно, англичан... Перерыв кончился ...эффектно выделяются голубые "морозовцы" и темноватые, бордо с голубым, англичане... Атака "морозовцев": усилие, - и они вбивают гол... правда, единственный, но и это утешение... игра кончается результатом 10:1".

В осенних играх этого года британцы победили всех своих соперников: СКС - 3:2 и 4:0; "Унион" - 14:0; морозовцев - 10:1; петербургскую команду, составленную почти полностью из англичан, 8:0 и команду "Вся Москва" - 5:2.

Из других встреч этой осени стоит отметить, что команда Сокольнического клуба в сентябре дважды потерпела поражение в Петербурге, а 25 октября со счетом 5:1 обыграла команду "Москва", за которую в этом матче выступали "морозовцы" В. Мишин, Дункерлей, братья Кынины и Томлинсон. Единственный гол в ворота СКС забил А. Кынин. Пресса отметила игру футболистов из Орехово-Зуева энергичной и живой.

Тем временем спортивная общественность Москвы все чаще поговаривала о скорейшем образовании футбольной лиги. Журнал "Русский спорт" в ноябре 1909 года утверждал, что "необходимость сорганизовать сейчас лигу вызывается еще и тем, что она, как могущая принять только зарегистрированные клубы, заставит до сих пор не имеющих устава выхлопотать его и стать таким образом культурно-организационной единицей" и добавлял: "Как ни странно, но в Москве только три клуба, имеющие устав: "Сокольники", СКС и "Унион".

Предполагалось, что лига будет распоряжаться розыгрышем главных матчей, назначением судей-рефери. Инициатором создания Московской футбольной лиги являлся видный спортсмен, учредитель Сокольнического клуба спорта, все тот же неутомимый Р.Ф. Фульда.

Осенью 1909 года он вместе с В. Серпинским, Р. Вентцели, К. Бертрамом и Н. Филипповым выработал проект устава лиги, взяв за основу уставы заграничных и петербургской лиг. В ноябре этого же года документ был подан на утверждение Московского градоначальника. 21 декабря 1909 года городское присутствие утвердило устав Московской футбольной лиги "МФЛ". В первых номерах нового года он был напечатан в журнале "Русский спорт".

Первоначально в лигу входили только три организации: Сокольнический клуб спорта, спортивное общество "Унион" и кружок футболистов "Сокольники". Немного позднее в лигу вошли клуб спорта "Орехово" и Замоскворецкий клуб спорта (ЗКС), открытый 11 апреля 1910 года.

Учредительное собрание Московской футбольной лиги состоялось летом 1910 года. На нем присутствовали представители почти всех московских организаций, культивирующих футбол. На учредительном собрании был избран комитет лиги в составе: А.П. Мусси - председатель, Д.С. Годфрей, Р. Ф. Фульда - товарищи председателя, К.Г. Бертрам - секретарь, П.Ф. Миндер - казначей, Е.Р. Бейнс, А.И. Вашке - члены комитета. Комитет разделил на три категории команды, вошедшие в МФЛ. В первую категорию вошли команды СКС, общества "Унион", клуба "морозовцев", кружка "Сокольники" и ЗКС. Лига составила календарь игр, организовала первый чемпионат Москвы, стала управлять городским и пригородным футболом.

В связи с возраставшей популярностью футбола на страницах газет и журналов Москвы и губернии развернулась дискуссия о значении этого вида спорта. Взгляды на футбол были порой прямо диаметральными, и все же объективные оценки начали превалировать над голым отрицанием нового вида спорта старообрядцами. "Драка ногами", "крайне грубый вид спорта" - от таких выражений чаще уже отходили оппоненты. Примечательны в этом отношении две выдержки о футболе. Вот они. "Футбол - спорт не для слабых мужчин... Не только одни ноги должны быть эластичными и сильными; футбол требует еще здоровых легких и сердца, если футболом занимаются люди здоровые, они не только укрепляют свое здоровье, но еще развивают почти все органы и мускулы тела, благотворно влияние футбола на развитие ловкости и смелости. Футбол немыслим без присутствия духа и смелости, и мало полезен без выдержки и энергии... Кто медлит, кто избегает встречи с противником, кто не способен в известные моменты напрягать все свои силы, тот никогда не попадет в ряды лучших игроков".

"Футбол следует признать полезной игрой и в общественном смысле. Чувство товарищества невольно прививается каждому участнику игры. Это один из самых дешевых и доступных видов спорта... Да, он часто приводит к несчастным случаям, но футбол не ответствен за неопытность и легкомыслие молодых игроков, не научившихся играть хладнокровно. При условии сохранения полного хладнокровия, при наличии известной тренировки опасность несчастных случаев при игре в футбол становится минимальной".

Общественность высказывалась за футбол, впрочем, не только в прессе. Новый вид спорта завоевывал себе место в реальной жизни и без слов. В городах и поселках Московской губернии было уже сотни площадок, плацев и полей для игры в футбол, на любительских началах создавались десятки команд. Игроки, вступая в клуб на льготных условиях, платили в "Унионе", например, 5 рублей, а в ЗКС - 3 рубля 20 копеек. С июля 1910 года и СКС стал принимать игроков в футбольную команду с платой 5 рублей.

Каждый спортивный клуб или кружок имел свое поле. Входная плата на стадион была 40 копеек для взрослых и 20 копеек для учащихся. Уход за полем и подготовка его к матчам проводились самими игроками. В Москве лучшим считалось поле Замоскворецкого клуба спорта, но и оно было с рытвинами в центре и на штрафных площадках, а трава уцелела лишь по краям.

Поле СКС было очень большого размера и среди болельщиков получило прозвище "лошадиное поле".

До 1914 года лучшим плацем в МФЛ была площадка в парке народного гуляния господ Морозовых в Орехово-Зуеве, на которой проводили свои встречи с соперниками "морозовцы". Это футбольное поле было сооружено в период с 1909 по июнь 1910 годов. Исключительно ровный и изумрудный ковер площадки КСО был окружен высокими соснами, липами, дубами и березами. Плац обрамляла хорошо укатанная гаревая дорожка, вдоль которой стояли лавочки для зрителей. На западной стороне находились деревянные трехъярусные трибуны, а на противоположной стороне - павильон для футболистов с душем.

Поле было огорожено невысоким штакетником, у которого во время матчей фланировали полицейские. В северо-западной стороне парка, недалеко от поля, стояло красивое деревянное двухэтажное здание Морозовского летнего театра, а в южной части - летняя эстрада, со сцены которой позднее, в августе 1918 года для рабочих Орехово-Зуева пел великий Шаляпин.

Первый товарищеский матч в честь открытия поля в парке господ Морозовых (ныне это парк им. 1 Мая) состоялся 27 июня 1910 года. "Играли на новом плацу товарищеский матч игроки, разделенные по костюмам на голубых и кремовых", - писал потом "Русский спорт". "Кремовыми" были игроки Британского клуба спорта из Москвы. На матче присутствовало много местной публики, а также приезжие любители футбола из Ликино, Дулева, Дрезны, Богородска, Городищ, Павловского Посада и других соседних селений. Большинство зрителей составляла молодежь.

В первом матче на новом плацу победили "морозовцы". Игра закончилась на великую радость публики со счетом 7:3 в их пользу.

8 августа футболисты БКС вновь были гостями текстильщиков. И снова, но уже в официальном поединке, они потерпели поражение от команды спортивного клуба "Орехово" 0:4. Это было первым поражением, полученным Британским клубом за все его существование, до сих пор команда была непобедимой.

 

 

Глава 6. К ВЕРШИНАМ МАСТЕРСТВА

 

- Кубок Фульда. - Первые чемпионы. - Зимние игры. - Местная лига. - Кубок едет в Орехово.

 

Первый официальный сезон Московская футбольная лига открыла играми в августе 1910 года. К этому времени для первых команд лиги был учрежден кубок Р.Ф. Фульда, для вторых команд - кубок А.И. Вашке.

В начале августа Р.Ф. Фульда довел до сведения собрания МФЛ условия, на которых он жертвует кубок: последний никогда не переходит в собственность клуба или команды, выигравшей его, а лишь хранится в течение года в клубе или команде, победившей в розыгрыше. По истечении трех лет Р.Ф. Фульда оставлял за собой право взять кубок обратно.

Кубок А.И. Вашке был также принят лигой и стал разыгрываться с сентября 1910 года.

Розыгрыш кубка Р.Ф. Фульда, начавшийся 15 августа, для первых команд был, по сути, чемпионатом Москвы. Команда "морозовцев" была единственной иногородней, но также числившейся как московская.

Игры прошли в два круга и показали полное преимущество "морозовцев". Они одержали семь побед и потерпели лишь одно поражение от занявших второе место футболистов СКС. Отличную игру продемонстрировали первые обладатели кубка Р.Ф. Фульда: Н. Макаров, Сазонов, В. Мишин, А. Акимов, Я. Чарнок, Н. Кынин, А. Томлинсон, Т. Бонд, В. Чарнок, А. Кононов, А. Мишин.

Отличная материальная база и благоприятные условия тренировки оказали спортивному клубу "Орехово" хорошую услугу.

В конце футбольного сезона 1910 года победитель первенства МФЛ вызвал на поединок сборную команду Москвы и добился победы со счетом 3:1.

Ветеран русского футбола писатель Михаил Ромм так вспоминал в своей книге "Я болею за "Спартак" о встрече "морозовцев" с командой СКС, которая прошла 8 октября 1910 года в Орехове: "Стадион был заполнен до последнего места. Деревья вокруг него превратились в дополнительные трибуны. Как непохожи были орехово-зуевские болельщики в рабочих куртках и рубахах, в картузах и смазанных сапогах на чистую московскую публику в пальто и котелках! И с каким энтузиазмом они встретили своих игроков, когда те выбежали на поле для разминки! Вот где черпали "морозовцы" резервы, вот кто помог им стать лучшей московской командой довоенных лет и четыре года подряд выигрывать кубок Фульда... Хозяева поля играли с большим подъемом и превосходили нас (команду СКС) сыгранностью и точностью распасовки".

Кубок Р.Ф. Фульда покинул Москву и получил в Орехове свою первую прописку.

Среди других событий в футбольной жизни МФЛ 1910 года, запомнившихся болельщикам, были две встречи сборных команд Петербурга и Москвы. Они прошли на поле СКС. 12 сентября в холодную и дождливую погоду победили петербуржцы со счетом 2:0. 14 сентября москвичи взяли реванш - 3:0. За сборную Москвы в этих матчах играли "морозовцы" В. Мишин, Э. Чарнок, Н. Кынин, Томлинсон, В. Чарнок и А. Мишин.

В октябре этого же года москвичи провели и свой первый международный матч. Десятого дня месяца команда "Вся Москва" принимала футболистов чешского "Коринтиаса". Хозяева выиграли со счетом 1:0. Единственный гол в ворота чехов забил Ньюман.

С наступлением зимы футболисты московских клубов, чтобы не потерять спортивной формы, играли в русский хоккей. 1 января 1911 года клуб спорта "Орехово" открыл каток для игры в хоккей. Порядок на катке поддерживался образцовый, в вечернее время он освещался керосинокалильными лампами и очень охотно посещался публикой. Возле катка была устроена гора для катания около 4,5 метра высотой. На площадке у катка играл духовой оркестр.

В первом, проведенном здесь товарищеском матче по русскому хоккею, победила команда, которую возглавлял Вилли Чарнок. 20 февраля на катке состоялось первое состязание по конькам. Призерами на различных дистанциях, а в соревновании принимали участие и москвичи, почти все были из клуба спорта "Орехово", среди них Кононов, Чичваркин, Мишин, Савинцев, Степанов и Кынин.

Авторитет КСО продолжал расти, но не обходилось и без курьезов. Об одном из них сообщалось в "Русском спорте": "...странным кажется отношение к клубу со стороны администрации одной из местных фабрик. Лица эти почему-то невзлюбили Спортклуб и всячески стараются вредить ему. За что - неизвестно. Говорят, за то, что идея открытия клуба принадлежала не им и что дело вообще обошлось без них".

Речь шла, конечно же, о фирме Саввы Морозова, лидировавшей по всем показателям производства в соревновании с фирмой Викулы Морозова, но обойденной по непонятной причине в деле организации клуба спорта.

Новый сезон начался для МФЛ международными встречами. В Москву приехала сборная команда Берлина, чья репутация высоко котировалась в Европе. Уже в первом матче 13 апреля гости доказали свое мастерство: с сухим счетом 6:0 они обыграли русскую сборную Москвы. За москвичей играли в том матче два "морозовца": В. Мишин и Н. Кынин.

15 апреля масса болельщиков стала свидетелем игры берлинцев с английской сборной Москвы. В состав сборной был включен Эдуард Чарнок. И на этот раз гости добились победы, игра закончилась со счетом 6:3.

В третьей встрече команда Берлина обыграла "Всю Москву" со счетом 4:2.

Делая анализ игр, один спортивный комментатор отмечал тогда: "Берлинская сборная команда составлена из самых лучших и самых ловких берлинских игроков... Берлинцы говорят, что объездили много крупных европейских городов, но такого любезного и радушного приема нигде не встречали. Игры дали возможность московским футболистам посмотреть замечательную по тактике и технике игру в футбол первоклассных берлинских игроков".

Необыкновенный подъем игры в футбол давал свои результаты. Уже в 1911 году в МФЛ входило 13 спортивных организаций. Оформился спортивный кружок "Малаховка", новыми членами лиги стали Мамонтовский кружок (председатель П. Розанов), кружок "Шереметьево" (председатель Ф. Гольц), кружок "Измайлово" (председатель М. Мейер). Вошли в лигу также Сокольнический кружок лыжников (председатель М. Дубинин) и Общество любителей лыжного спорта (председатель Ф. Генниг).

В этом же году образовалась Орехово-Зуевская футбольная лига (ОЗФЛ). Ее организатором и первым председателем был Яков Климентьевич Чарнок, секретарем и казначеем Н.П. Петров, товарищем секретаря и казначея И.С. Наумов.

14 августа 1911 года МФЛ открыла свой второй сезон, он прошел остро и напряженно. Кубок Р.Ф. Фульда в лиге разыгрывало уже шесть клубов: КСО, ЗКС, СКС, КФС, МКЛ и "Унион".

Свой первый матч осеннего розыгрыша "морозовцы" провели с кружком футболистов "Сокольники" (КФС). Игра закончилась ничейным счетом - 3:3. Все остальные встречи, кроме одной, первый победитель кубка Р.Ф. Фульда выиграл. Поражение ему нанес только "Унион" - 1:2.

Последний матч сезона 1911 года на кубок состоялся 26 сентября в Орехово-Зуеве, где "морозовцы" на своем поле принимали команду СКС. Результат встречи был для всех неожиданным: хозяева победили с разгромным счетом 11:0.

Больше всего досталось голкиперу СКС. Он играл великолепно, отражая такие удары, что оставалось только удивляться. Орехово-зуевские болельщики на протяжении всего матча аплодировали ему, а по окончании встречи начали качать его, а затем с триумфом понесли с плаца до самых дверей членской беседки. Осталось, правда, невыясненным, что больше вызвало их восторг, то ли мастерство вратаря, то ли то, что в ворота сокольнических футболистов было забито 11 безответных голов.

Как бы то ни было, ореховозуевцы праздновали победу. Второй раз подряд кубок МФЛ ехал в их родной клуб.

Под занавес сезона "морозовцы" со счетом 3:0 обыграли победителя кубка А.И. Вашке в классе "Б" Московской лиги команду Новогиреева, а 22 октября на поле ЗКС встретились с лучшей командой Петербурга "Унитас". Эта игра закончилась вничью 3:3.

В традиционном матче победителя кубка со сборной лиги на этот раз "морозовцы" уступили со счетом 5:6.

28 октября на очередном заседании комитета МФЛ победителям вторых и третьих команд лиги, а также лучшим рефери были вручены памятные жетоны, а 14 ноября на общем собрании МФЛ жетоны победителя кубка Р.Ф. Фульда получили футболисты КСО - "морозовцы".

 

 

Глава 7. ФУТБОЛУ ВСЕ ПОКОРНЫ

 

- Старообрядцы надевают форму. - В пользу голодающих. - Интерес публики. - Дамские команды.

 

21 декабря 1911 года в журнале "К спорту" опубликована краткая, но интересная информация, вот что в частности в ней говорилось: "...в Фулэме (Англия) состоялся матч с благотворительной целью, не имевший себе подобного в мире. Одна команда состояла из артистов, другая - из... духовных лиц. Победили последние (3:1). Сбор от матча был передан на нужды бедных детей". Публикуя это сообщение, журнал восклицал: "Можно ли после этого говорить об английской чопорности?!"

Футбол становился настолько популярным, что им "заболело" даже духовенство, хотя с появлением его на свет забота о физическом воспитании заглохла было совсем, так как влияние на человека в большей степени от государства перешло к церкви, чьи догматы были направлены к умерщвлению тела как "орудия дьявола". Только в начале XV столетия вопрос о физическом воспитании опять стал предметом внимания ученых, мыслителей и педагогов.

Но, слава Богу, да простит читатель этот непредвзятый каламбур, даже догматы церкви не устояли перед истиной более высокой инстанции - все течет, все изменяется.

Молодое российское духовенство не собиралось отставать от англичан. Уже в 1911 году старообрядческая команда играла на первенство Рогожской по второй категории команд и заняла там третье место, набрав 9 очков.

30 октября этого же года футбольная команда Московской духовной семинарии выступила в товарищеском матче против второй команды общества "Вега" и победила ее со счетом 4:1. Параллельный матч с первой командой "Веги" футболисты семинарии проиграли с результатом 1:6.

Интересно, что уроженец села Войново-Гора, что находится в пригороде Орехово-Зуева, воспитанник Владимирской духовной семинарии Сергей Красовский в 1911-1913 годах играл центральным форвардом в одной из лучших футбольных команд губернского Владимира "Вариус". Будущий солист Большого театра Москвы, исполнитель басовых партий, с нескрываемым удовольствием вспоминал с друзьями те годы.

Уставы футбольных клубов и лиг непременно в ряду многих целей своей деятельности ставили благотворительность. Например, подводя итоги футбольного сезона в 1911 году, журнал "Русский спорт" писал: "В прошлое воскресенье закончился московский осенний сезон. В текущем году он продолжался беспримерно долго. Некоторые матчи проходили по полю, покрытому снегом (матч "морозовцев" против сборной команды "Вся Москва" и последние два матча в пользу голодающих)..."

Милосердие не чуждо было новому спорту, людям, вставшим у его истоков.

Сама игра, понятность ее целей и методов их достижения уже в самом начале вызывала интерес публики. В 1911 году матчи уже посещали не сотни, а тысячи болельщиков. Говорят, что в Орехово-Зуеве самые заядлые так увлекались зрелищем, так размахивали руками, что сбивали головные уборы с соседей по лавочке или пинали ногами в спины впереди сидящих. Самыми первыми, самыми компетентными и заядлыми здесь были Иван Антипович Корелов, Алексей Иванович Бледнов и Андрей Васильевич Масленников.

И.А. Корелов работал заведующим товарной частью Никольской конторы Викулы Морозова. Местное начальство поручало ему организацию иллюминаций и фейерверков на пасху во время крестного хода, при открытии летнего парка и во время других праздников.

А.В. Масленников работал сапожником, шил бутсы для местных футболистов. Вспоминают, что во время одного из матчей он так рьяно "болел", что в азарте свалился с третьего ряда трибуны прямо на забор.

Огонь футбола разжег даже женские сердца. С интересом восприняли читатели сообщение "Русского спорта" от 17 июля 1911 года: "В дачной местности Пушкино по Ярославской ж/дороге на футбольной площадке Окуловской горы подвизаются недавно организовавшиеся две дамские футбольные команды, состоящие исключительно из учащейся молодежи - курсисток и гимназисток старших классов... тренировочные состязания происходят три раза в неделю... сообщаем, что дамский футбол процветает в женской гимназии Кирпичниковой и в коммерческом училище при коммерческом институте."

3 августа этого же года в 18 часов в Москве на площадке кружка "Спорт" в Петровском-Разумовском состоялось первое дамское футбольное состязание между первыми командами "Пушкино" и "Петровско-Разумовское". Реферировал Худяков. Матч проходил под проливным дождем, его убедительно выиграла команда "Пушкино". Счет - 5:1. Причем четыре мяча забила Журина, один - Светикова.

Состав первой пушкинской команды: Тупицына, Добролюбова, Четверикова - капитан команды, Савостьянова, Плуталова, Сойникова, Моргунова, Павлова-1, Павлова-2, Журина, Асикайн, Светикова.

В это время женские футбольные команды были образованы также на Пресне и Семеновской заставе.

Поистине все возрасты и полы стали покорны в России футболу. Наличие множества местных лиг и "диких" команд ставило задачу организации всероссийской лиги.

 

 

Глава 8. КУРС НА ОЛИМПИАДУ

 

- Создание Всероссийского союза. - Русские в ФИФА. - Первые олимпийцы. - Горькие уроки. - Отборочные матчи. - В Стокгольм! - Не хватает "школы".

 

3 декабря 1911 года в Москве вышел первый номер журнала "К спорту", где было сделано одно любопытное признание: "Из всех видов спорта у нас в Москве в настоящее время самым распространенным является футбол. Еще 3-4 года назад футболистов насчитывалось всего несколько десятков, теперь число играющих, наверное, превышает тысячу". Московские команды сильно подвинулись вперед в смысле сыгранности и повысились в классе, сильно поднялся интерес к футболу, он закрепил за собой видное и даже первенствующее место среди других видов спорта. Один из инициаторов футбола в Москве А.Р. Вентцели писал, что в какие-нибудь полтора года Москва по классу игры сравнялась с Петербургом, где футбол зародился значительно раньше. Масса команд, близость предстоящих олимпийских игр в Стокгольме поставили на повестку дня вопрос о необходимости образования Всероссийского футбольного союза (ВФС) - единой руководящей организации. К слову сказать, еще в 1910 году Петербургская футбольная лига предлагала МФЛ создать такой союз, однако мероприятие затягивалось. Лишь только к началу 1912 года был организован временный комитет для создания ВФС. В него вошли: от Москвы - К.Г. Бертрам и Р.Ф. Фульда, от Петербурга - А.Д. Макферсон, Г.В. Гартлей, А.Ф. Пирсон и Г.А. Дюперрон, от Севастополя - С.П. Нестеров.

О своем намерении вступить в новый Союз объявили Рига, Киев и Одесса. На учредительном собрании председателем Всероссийского футбольного союза был избран А.Д. Макферсон, товарищами председателя Р.Ф. Фульда и Г.В. Гартлей, секретарями Г.А. Дюперрон и К.Г. Бертрам, казначеем Шинц (П), членами правления Е.Р. Бейнс (М), А.Ф. Пирсон и А.Н. Шульц, кандидатами в члены правления - К.П. Бутусов (П) и Патрон (О).

За действующий устав футбольных обществ России решено было считать уставы Петровского кружка любителей спорта и Сокольнического клуба спорта. По этим "общим" уставам были утверждены имевшиеся в России около 15 футбольных клубов, в ВФС на учредительном собрании была принята Петербургская студенческая футбольная лига.

За обязательные для всех общие правила игры в футбол были признаны правила Всемирного футбольного союза - ФИФА. С образованием Всероссийского союза футбол в России был организован окончательно. В 1912 году состоялось официальное принятие России в ФИФА (неофициальное принятие было осуществлено раньше). К моменту принятия в число членов ВФС вошли союзы шести городов: Петербурга, Москвы, Одессы, Риги, Киева и Лодзи, в состав которых, в общей сложности, входили 52 футбольные организации. Вход в состав ФИФА расширял возможности России выхода в футбольную Европу.

Федерация Интернациональной Футбольной Ассоциации (ФИФА) зародилась в 1904 году на первом конгрессе в Париже. Тогда решено было устроить чемпионат Европы "по всем правилам". Федерация взяла под контроль все международные матчи, принимала в члены лишь те страны, где правящей футбольной организацией был единый официальный союз.

Самостоятельным членом ФИФА могла быть лишь страна, а не отдельная нация. Единственное исключение из этого составила лишь Великобритания, входившая в федерацию в составе Англии, Шотландии, Ирландии и Уэльса. Желая культивировать только любительский футбол, федерация после 1908 года как бы временно прекратила свое существование, а затем организовала под своими флагами новый Международный футбольный союз и уже не приняла в свои ряды прежний профессиональный английский союз. Каждая страна имела право быть представленной в Союзе пятью голосами, этим самым давалась возможность разным национальностям иметь своего представителя в этой организации.

Итак, русские были в ФИФА. Первой же задачей Всероссийского футбольного союза являлась подготовка к Олимпийским играм 1912 года. 13 февраля состоялось собрание Российского олимпийского комитета. Председательствовал В.И. Срезневский. Олимпийская команда России была определена в количестве 225 человек. Форма на играх: белая фуфайка с изображением государственного флага на груди. Собрание послало ходатайство властям о выделении специального парохода для спортсменов на случай отсутствия в Стокгольме гостиничных мест для размещения всех олимпийцев.

Правила футбольных состязаний в Швеции, определенные еще в 1909 году Международным олимпийским комитетом, гласили, что участие в играх могли принимать только любители, лица не моложе 17 лет. Каждая страна могла быть представлена только одной футбольной командой. Исходя из этого, олимпийский комитет России при организации сборной по футболу решил ограничиться игроками Петербурга и Москвы, тем более что футболисты других лиг были малоизвестны футбольному союзу. С целью лучшего отбора игроков будущей сборной Московская футбольная лига решила провести ряд международных товарищеских встреч. На 3 и 6 мая была приглашена олимпийская сборная Финляндии, а на 29 июня и 1 июля - сборная Венгрии. 5 марта 1912 года состоялось собрание МФЛ, на котором были зачитаны письма Петербургской лиги с намеченным составом олимпийской сборной России. В свою очередь МФЛ предложила свой состав: голкипер Ильин (М), беки Ромм (М), Белобородов (П), хавбеки Уверский, Хромов (П), Кынин (М), форварды Егоров, Сорокин (П), Филиппов (М), Никитин (П) и Розанов (М). В делегаты на олимпиаду от Москвы собрание предложило Р.Ф. Фульда, Я.К. Чарнока и А.И. Вашке.

В этот день было заслушано также заявление Британского клуба спорта о желании вступить в МФЛ.

Подготовка россиян к Олимпиаде была в центре внимания спортивной общественности. Газета "Ауто", например, писала, что несколько сомнительно участие в матчах "морозовца" Н. Кынина, который находился в это время на службе в провинции.

Как бы то ни было, но программа подготовки к мировым играм начала выполняться. 3 мая на поле "Униона" вышли финны. Их соперниками поначалу были британцы, представлявшие сборную Москвы. От "морозовцев" играли англичане Э. Чарнок, Томлинсон, а также Дикин. Финны оставили москвичам мало шансов на успех, вели оба тайма и убедительно выиграли встречу со счетом 7:2.

6 мая финская команда встретилась с русской сборной Москвы, которая в основном была составлена из игроков СКС и играла в форме этого клуба. Дождливая погода превратила поле чуть ли не в болото, в таких условиях игрокам трудно было показать свое мастерство. Матч завершился ничейным результатом 1:1. За москвичей от КСО играл лишь форвард А. Мишин, как отметила пресса, он "зарекомендовал себя скверно".

9 мая финны провели третью игру на московских площадках. На сей раз ее соперником была команда "Вся Москва", игравшая в форме "морозовцев". Встреча проходила на поле Замоскворецкого клуба спорта. На стадионе присутствовало 4 тысячи зрителей, реферировал матч Белл.

И здесь финны были на голову выше в мастерстве. Они были точнее в передачах, энергичнее в нападении, много двигались на флангах. В итоге очередная победа - 4:0.

В нашей сборной играли на сей раз три "морозовца", это А. Акимов, Э. Чарнок и Дикин. Из-за многочисленных травм не играл Вилли Чарнок. После встречи газеты отмечали неудачу сборной Москвы, недостатки в ее игре, а также примеры грубости на поле, в частности со стороны А. Акимова.

После того, как 10 мая финны с разгромным счетом 8:1 победили команду ЗКС, они завершили свое предолимпийское турне в Москву. Общий итог встреч был неутешителен для хозяев - 20:4.

13 и 14 мая в Петербурге прошли встречи, которые окончательно утвердили состав футбольной сборной России, собиравшейся принять участие в олимпиаде.

В первый день на поле клуба "Невский" играли сборные двух столиц. Игра закончилась со счетом 2:2. Форварды Москвы играли слабо. Только об А. Акимове журнал "К спорту" отозвался положительно: "Очень хорошим хавбеком в центре оказался первый раз играющий на этом месте Акимов..."

После матча состоялось заседание Всероссийского футбольного союза, наметившего олимпийскую футбольную команду. Вечером гости из Москвы, представители Петербургской лиги и ВФС собрались в Императорском речном яхт-клубе на дружеский и деловой ужин.

14 мая для окончательного выяснения состава олимпийской сборной была проведена контрольная встреча между командами под условными названиями "сборная" и "олимпийская". За первую от "морозовцев" играл А. Акимов, за вторую - Н. Кынин. Перевес в игре взяли олимпийцы - 5:4. Последние 25 минут они играли без Н. Кынина, который в борьбе за мяч упал, вывихнул сустав ноги и выбыл из игры.

Сразу после матча ВФС объявил состав олимпийской сборной. В нее вошли: голкипер Фаворский (М), беки Соколов (П), Марков (П), хавбеки Акимов (М), Хромов (П), Кынин (М), форварды Смирнов (М), Филиппов-1 (М), Филиппов-2 (П), Бутусов (П), Житарев (М). Запасными были назначены Борейша (П), Римша (М), Яковлев (П), Л. Смирнов (М) и Никитин (П). Москвич Ромм был единогласно исключен из кандидатов в олимпийскую сборную России за опоздание на матч 14 мая на 15 минут.

12 июня 1912 года из Петербурга в Стокгольм на большом четырехмачтовом судне "Бирма" восточно-азиатского пароходства на олимпиаду отбыли русские спортсмены. Они были одеты в одинаковую форму, на всех были соломенные шляпы с русской лентой. Десять опоздавших членов делегации во главе с председателем русского олимпийского комитета В.И. Срезневским догнали "Бирму" на быстроходном буксире.

"Ни для кого не секрет, писал "Русский спорт" 16 июня, что Россия едет в Стокгольм без всяких шансов на выигрыш в футболе... цель поездки - поучиться... спортивная Россия едет учиться, и только учиться, почти во всех видах спорта... никакие поражения ей не должны быть страшны..."

Стокгольм принимал олимпийцев. Морской порт пестрел от флагов и многочисленных кораблей. Все было готово к открытию соревнований.

В футбольных состязаниях принимали участие команды 11 стран. 17 июня олимпийцы России вышли на свою первую игру. Русская команда впервые выступала за пределами страны. 10 часов утра. Свисток судьи открыл матч олимпийцев России и Финляндии. Русская команда выступала в оранжевых рубашках с гербом на груди, синих брючках.

Накануне финны играли с итальянцами и были несколько утомлены. Активность с начала матча была на стороне русских футболистов. Однако на 34-й минуте голкипер Фаворский выронил мяч и правый инсайд финнов Виберс забил первый гол.

Во втором тайме россияне буквально на груди внесли мяч в ворота противника. 1:1. Но победа и в этот раз была на стороне финской команды. За 10 минут до конца встречи они забили еще один гол в ворота олимпийцев России. "Финляндцы играли до того скверно, писал на родину русский корреспондент, что казалось, они проиграют России. Но... у нас всегда бывает это "но": русская команда не выиграла, а, как и следовало ожидать, проиграла".

Мировая спортивная пресса все же отметила хорошо игравших Фаворского, Хромова, Акимова, Житарева и Бутусова, автора единственного гола в ворота финнов.

На следующий день сборная России играла в футбол на "утешительный" приз побежденных в первом круге с командой Германии. Однако и эта игра не принесла "утешения". Достаточно прочитать отчеты об этом матче, чтобы понять настроение болельщиков: "...о матче неприятно даже давать отчет: так обидно бессилие русских игроков. Наши лучшие игроки совершенно не были заметны... Наша защита не могла догнать ни одного вырвавшегося форварда... Наша Московско-Петербургская команда получила страшное поражение 16:0. ...можно усомниться в том, что выступление русских футболистов на олимпийских играх было разумно организовано".

Да, Стокгольм преподнес спортивной футбольной России горький урок. Сравнение игры русской команды с заграничными, говорил один из комментаторов, к сожалению, показывает, что мы еще дети в футболе, но уже грубые дети. Как ведется, и до сих пор, каждой неудаче сопутствует критика. В то время много говорили о спортивном убожестве России, о том, что доморощенными средствами мы не достигнем хоть как-то конкурировать с заграничными командами, а наша тактика и техника сводится к нулю по сравнению с иностранными. Общий вывод делали такой: наша игра на олимпиаде - это игра немного насмотревшегося самоучки, а не выученного и натренированного футболиста.

Конфуз русского императорского спорта в Швеции корреспонденты западных газет расценили как спортивную Цусиму. На олимпиаде в Стокгольме Россия набрала всего 5 очков. Стало очевидным, что занятия физкультурой и спортом должны быть не уделом одиночек и немногих счастливцев, а поощряемым правительством фактором здоровья страны. Пропаганда, развитие и помощь - вот на чем, вот на какой базе необходимо основывать физкультуру и спорт.

 

 

Глава 9. "МОРОЗОВЦЫ" 1912 ГОДА

 

- Спортивная зима. - Поездка в Харьков. - Падение "Меркура". - Не только фут-бол. - Собрание МФЛ. - Первый чемпион. - Приезд "Хольштейна". - Кубок Фульда у "морозовцев".

 

1912 год для спортивной России был не только годом разочарования, вызванного итогами олимпиады. В неменьшей степени это был год накопления сил. И пусть на футбольном небосклоне вспыхивали только звезды местного масштаба, внутренняя тяга к футболу прорывалась на трибунах болельщиков, чувствовалась в проснувшемся у людей интересе к спорту. Орехово было в этом отношении сродни крупным центрам России.

Зимой 1912 года местный клуб спорта организовал соревнования по конькам и лыжным гонкам. Состязания конькобежцев состоялись 8 января и проходили на катке "морозовцев" (длина круга 220 м ). Победителями на дистанциях стали члены КСО Степанов, Чичваркин, Кононов и другие. За победу вручались серебряные вещи, золотые и серебряные жетоны. Председатель КСО А.В. Чарнок поблагодарил гостей из Москвы Руперти, Бютнера и Малинина за участие в соревнованиях и оказанную помощь в их организации.

12 февраля, в морозный и солнечный день, на малиновских лугах близ Орехово-Зуева комитет КСО устроил лыжные состязания. Первенствовали на трассе А. Шустров и А. Мишин.

Футбольный сезон для "морозовцев" в этом году начался в конце марта. Московская футбольная лига дала им разрешение на проведение товарищеских матчей в Харькове. Приезд лучшей московской команды вызвал огромный интерес у харьковчан. 26 марта масса болельщиков пришла на площадку "Спортинг-клуба" при станции Новая Бавария, чтобы посмотреть на "москвичей". "Морозовцы" играли в этот день со сборной Харькова и обыграли хозяев со счетом 3:0.

При многочисленном стечении публики второй матч прошел 27 марта на поле Товарищества М. Гельферих-Саде. На поле под приветственные возгласы болельщиков вышел "Феникс" - победитель осеннего кубка местной лиги. Команда эта играла уверенно и мощно. Главный форвард команды Виннинг сумел поразить ворота "морозовцев". Однако на этот единственный гол гости ответили тремя. "Феникс" сдался.

Клуб спорта "Орехово" выступал в Харькове в следующем составе: Макаров, Хаваев, Мишин-1, Акимов, Я. Чарнок (капитан), Кынин, Дикин, В. Чарнок, Гамильтон, Локкарт, Мишин-2. В качестве левого инсайда за команду КСО впервые играл Р.Б. Локкарт.

Футбольный сезон начался с убедительных побед на выезде, и также успешно продолжался дома. После победы 15 апреля над КФС (9:0) "морозовцы" принимали на своем поле чемпиона Петербурга команду "Меркур", которая в 1911 году была непобедимой для всех своих соперников.

28 апреля орехово-зуевские спортсмены встретили гостей на железнодорожной станции рано утром, накормили их завтраком, показали достопримечательности города, а затем проводили на тренировку. Столь джентльменское обращение было в ходу у "морозовцев". Чемпионы Петербургской футбольной лиги остались очень довольны радушием хозяев, но не результатом встречи.

С самого начала матча ореховозуевцы взяли инициативу в свои руки. Первый гол в ворота гостей забил Локкарт, затем Акимов пушечным ударом чуть ли не с центра поля посылает второй мяч в сетку ворот "Меркура". В конце первого тайма центрфорвард гостей отквитал один мяч, а в начале второго тайма его товарищ по команде Тиллинберг сравнивает счет.

Второй тайм был полон драматизма. Игра шла жесткая, на равных, прекрасно игравший голкипер "Меркура" А. Коробицын не раз спасал свою команду от верных голов, но все удары он парировать не смог. Третий гол в его ворота влетел от Вилли Чарнока, который тот забил, воспользовавшись скученностью игроков у ворот гостей. Однако вскоре и в ворота "морозовцев" влетает третий мяч. Победный гол в этой встрече забил все тот же Вилли Чарнок с подачи корнера А. Мишиным.

Матч не прошел незаметным для болельщиков России, тем более, что это была игра двух чемпионов - Москвы и Петербурга. Журнал "К спорту" писал о встрече чемпионов 5 мая 1912 года: "Эту честь (Москвы - авт.) блестяще защитили "морозовцы", показав, что старушка-Москва играет немного лучше, чем "посредственно"... "трио" - Томлинсон, Дикин и В. Чарнок обводили, как хотели, хавбеков "Меркура".

Орехово-Зуево со своей отличной спортивной базой в то время было не только третьей столицей футбола. На базе КСО проводились и соревнования по легкой атлетике, организуемые МФЛ. 20 мая Московская лига любителей легкой атлетики проводила здесь большие соревнования. В программе открытого первенства были метание диска, прыжки с шестом, бег на 800 м , эстафетный бег на 400 м , командный бег на 3000 м . Самое большое впечатление у публики вызвали прыжки с шестом и бег на 3000 м .

Спортивный комментатор отмечал: "На состязание собралось столько публики, сколько никогда не бывает у нас в Москве. "Хозяева" очень и очень остались довольны своими "гостями", и надо надеяться, что поездка эта не пропадет даром, и "морозовцы" наряду с футболом начнут заниматься и легкой атлетикой..."

"Общеизвестно, например, процветание спорта на Морозовской мануфактуре в Орехово-Зуеве, продолжал эту тему журнал "К спорту", при современном огромном трудовом пролетарском дне спорт, конечно, для рабочего немыслим и надеяться на общедоступность его можно будет лишь в том случае, если изменятся сами коренные условия жизни рабочей массы... И все-таки увлечение спортом просачивается и в эту среду, и мы знаем случай, когда рабочими одной фабрики между требованиями, предъявленными во время забастовки, был поставлен пункт, в котором говорилось о том, чтобы администрацией была устроена для рабочих футбольная площадка".

В конце июня 1912 года состоялось годичное собрание МФЛ. В новые члены лиги были приняты Британский клуб, общество "Физическое воспитание" и Московский кружок любителей спорта. Комитет лиги возрос до 16 человек, председателем его был избран А.П. Мусси, товарищем председателя Р.Ф. Фульда, а секретарем К.Г. Бертрам.

Для более полноценной подготовки сборной команды Москвы комитет лиги решил периодически проводить международные матчи. В начале июля прошла намечавшаяся ранее встреча с олимпийской сборной Венгрии. Матч не принес радости местным болельщикам. На поле СКС венгры разгромили москвичей со счетом 9:0. Хозяева играли значительно хуже гостей, к тому же грубо. В этой встрече за сборную Москвы играли "морозовцы" А. Акимов и В. Чарнок.

Комитет МФЛ искал организационные меры для содействия повышению уровню игры, мастерства футболистов. В середине июля он собрался на свое заседание. Было решено, что в классе "А" на кубок Р.Ф. Фульда будут играть 7 клубов. Это БКС, КСО, "Унион", ЗКС, СКС, КФС и клуб "Новогиреево".

Впервые в истории МФЛ и Всероссийский футбольный союз решили разыграть первенство России с выбыванием команд после проигрыша. В розыгрыше первенства было намечено участие клубов Петербурга, Москвы, Харькова, Одессы, Риги, Лодзи, Курска, Киева и Ельца.

5 августа МФЛ открыла осенний футбольный сезон. В первой же встрече кубка "морозовцы" потерпели поражение на своем поле от британцев 2:3. На следующий день, правда, они несколько реабилитировали себя, выиграв со счетом 6:2 встречу с "Унионом". Ворота КСО защищал Бухаринский, а левым инсайдом играл Локкарт.

Внутрилиговые игры шли параллельно с розыгрышем первенства России, а они показали, что в 1912 году лучшие спортивные силы были в Москве и Петербурге. Эти команды и встретились в финале. Игра состоялась на поле ЗКС 23 сентября и закончилась вничью - 3:3. Повторная встреча была назначена на 7 октября. По просьбе петербуржцев поле ЗКС для решающего матча было порядком расширено. В сборную Москвы вошли тогда от КСО А. Акимов, Дикин, Э. Чарнок, В. Чарнок и Т. Бонд.

На 37-й минуте встречи москвич Смирнов с подачи Акимова забивает гол в ворота соперников. На 42-й минуте Эдуард Чарнок имел возможность увеличить счет, но с 11-метровой отметки пробил прямо в голкипера. Сборная Петербурга была активнее и в свою очередь забила москвичам 4 гола. Финальный матч закончился со счетом 4:1. Первым чемпионом России стала сборная Петербурга.

Делая разбор финального матча, журнал "К спорту", в частности, писал: "В форвардах Петербурга и Москвы большой разницы не заметно... Возьмите любого петербургского хавбека из этой тройки и вы не найдете ни одного московского игрока, могущего с ним конкурировать, разве только Э. Чарнок..."

Интересно, что секретарь Петербургской футбольной лиги Г.А. Дюпперон заявил, что "московские футболисты отнеслись к такой существенной победе как джентльмены, но что касается московской публики, то это какие-то дикари..." Некоторые болельщики не согласились с подобным заявлением ответственного лица ПФЛ и высказали свое мнение на этот счет на страницах московской печати.

Осень 1912 года была чрезвычайно насыщена играми, они шли почти каждый день, и приходится только удивляться, как игрокам удавалось восстанавливать свои силы. В конце сентября в гостях у москвичей находился немецкий клуб из Киля "Хольштейн". 26 сентября эта команда вышла на поле "Униона" для игры с "морозовцами". Беспрестанно лил дождь, осложнивший встречу. Дважды немцы били пенальти, один из них был назначен после того, как А. Мишин схватил руками мяч, катившийся в пустые ворота. Немецкий форвард, однако, проявил великодушие и с 11-метровой отметки нарочно пробил мяч мимо ворот. Счет позволял это сделать. Игра закончилась с результатом 6:0 в пользу "Хольштейна".

30 сентября гости провели матч с русской сборной Москвы, за которую от "морозовцев" выступал один А. Акимов, поскольку в этот же день команда КСО играла со сборной Харькова. И в этом матче немецкие футболисты буквально разгромили москвичей 10:1.

Заключительную встречу "Хольштейн" провел с "лучшей сборной командой Москвы", в которую были включены семь англичан. Это было 1 октября. Как высказались затем немецкие футболисты, самая легкая игра у них была против сборной Москвы, составленной из одних русских, в игре же с "лучшей" сборной было труднее. Это видно и по результату матча: "Хольштейн" выиграл его со счетом 3:0. За "лучшую сборную" играли от "морозовцев" в этот день Э. Чарнок, В. Чарнок, А. Акимов и Дикин.

Если в международных матчах москвичи еще неизменно чувствовали горечь поражений, то внутрилиговые игры, как и положено, прибавляли победителям радости. Двукратные победители кубка Р.Ф. Фульда "морозовцы" были настроены закрепить свой успех в розыгрыше.

Поражение, нанесенное им командой Британского клуба, было единственным. После поверженного "Униона" был разгромный матч с СКС, где зафиксирован рекордный счет - 14:2. Причем, если бы не виртуозная игра голкипера сокольнической команды, то счет был бы значительно большим.

В этом же сезоне "морозовцы" взяли реванш и за поражение от британцев, они обыграли команду БКС со счетом 5:2.

Последний тур розыгрыша кубка Р.Ф. Фульда в 1912 году состоялся 21 октября. Команда КСО играла с новогиреевскими футболистами и не оставила им никаких шансов на победу. Восемь мячей забили ее форварды в ворота соперников, пропустили же в свои лишь один. В третий раз подряд ореховозуевцы стали лучшей командой Московской футбольной лиги, обладателями почетного трофея.

По традиции на следующий день они играли на своем поле с командой "Вся Москва". День оказался теплым и солнечным. Игроки сборной лиги начали матч с яростных атак ворот хозяев поля, но защита КСО во главе с Я. Чарноком оказалась на высоте. На 35-й минуте с подачи В. Чарнока гол в ворота сборной забивает Дикин. На 10-й минуте второго тайма Томлинсон удваивает результат. Попытки форвардов "Всей Москвы" Сысоева и Манина взять ворота Гринвуда, голкипера КСО, не увенчались успехом. Победили "морозовцы". 2:0!

Во время хавтайма лично Р.Ф. Фульда торжественно вручил кубок команде клуба спорта "Орехово" за победу. В этой встрече ее принесли клубу и всем болельщикам Орехово-Зуева Гринвуд, Савинцев, В. Мишин, Акимов, Я. Чарнок, Э. Чарнок, Томлинсон, Дикин, А. Мишин, В. Чарнок.

Подводя итоги футбольного сезона 1912 года, "Русский спорт" писал: "...кубок имени Р.Ф. Фульда опять достался "морозовцам", в третий год подряд выигрывающим этот приз, а с ним и первенство Москвы... Победы "морозовцам" давались сравнительно легко, а в матчах последних дней они играли шутя. Следует отметить лиговые матчи за три года. "Морозовцы" ежегодно имели одно поражение. Итак, честь и хвала "морозовцам"! Сыгранность КСО, обратившая на себя внимание МФЛ, и порядочная сила команды дали повод выставить "морозовцев" целой командой на международные и междугородные матчи. Игры "морозовцев" на своем поле являлись праздником для местной и окрестной публики, в большинстве рабочих, которые живо интересовались футболом. "Морозовцы" ль не гордость лиги! " - восклицал в это время другой журнал Москвы - "К спорту".

 

Глава 10. ГРОЗА МОСКВЫ

 

- На зимних трассах. - Вторая волна. - Поездки в Орехово. - Игры, игры, игры. - На первенство России. - Спортивный подвиг.

 

В начале декабря 1912 года состоялось заседание комитета МФЛ, ее новым председателем вместо А.П. Мусси был избран Р.Ф. Фульда. Спортивная пресса сообщала, что ввиду плохой постановки футбольного дела Сокольнический клуб спорта на один год прекратил свою деятельность. В ходе подготовки к футбольному сезону 1913 года произошли изменения и в Британском клубе. Сюда пришли все англичане, ранее игравшие за Замоскворецкий клуб спорта, что позволило БКС даже составить две первые команды.

Клуб спорта "Орехово" также готовился к новому сезону. Лидеры и в эту зиму не теряли время даром. КСО организовывал традиционные зимние соревнования по конькам и лыжам. Так, 27 января прошли состязания в беге на коньках на дистанции 500, 1500 и 5000 м . Победителями стали Андреев, Чичваркин и Степанов. В этот день были организованы и "дамские бега" на 500 м . Первой победительницей их стала Сахарова.

По программе этого спортивного праздника члены ореховского кружка спорта (ОКС) Маслов, Тихомиров и Титов совершили тогда же пробег на лыжах из Орехова в Егорьевск, преодолев дистанцию в 57 верст за 7 часов 50 минут.

8 февраля клуб организовал лыжную вылазку в село Войново-Гора. Дистанцию в 7 верст преодолевали 78 участников соревнования. В одном из домов села лыжников задорной музыкой встретил духовой оркестр. Инициатором этой затеи был А.В. Чарнок.

Весной 1913 года футболисты КСО долго не выступали. Вместо Дикина, Локкарта, Я. Чарнока, Бонда и других в состав первой команды влились новые игроки. "Второй волной" "морозовцев" были Макдональд, Золкин, Кротов, А. Степанов, Голубков, Волков, Паур, Куликов, Андреев.

15 апреля первым испробовал новые силы "морозовцев" клуб "Унион". Как и в прошлом году, он снова проиграл команде КСО. На сей раз со счетом 1:5.

А в это время афиши в Москве уже сообщали, что 28 апреля на поле ЗКС состоится матч сборной Москвы и "морозовцев". Указывалась и цена на места: "нумерованное 1 рубль, входное - 50 копеек и для учащихся 20 копеек".

"Так ли в этом году играют "морозовцы", как в прошлом? - вопрошал 5 мая журнал "К спорту" и сам же отвечал: "По нашему мнению, от них впечатление получается более слабое. Как ни хорош новый хавбек Куликов, однако, в нем нет чего-то, что так ценно у Я. Чарнока. Нет ведения игры, в нем отсутствует центральная фигура. Другой хавбек Андреев, безусловно, ни в чем не уступает Кынину, ни в его прежней игре, ни в позднейшей. Форвард Макдональд очень недурен и хотя водит, пожалуй, хуже своего предшественника Дикина, однако имеет перед ним преимущество в игре вдоль поля, а не поперек, как играл Дикин... Голкипер Макаров стал играть лучше или, может быть, этот раз был в ударе, беки Савинцев и в особенности Мишин, почти никогда не изменяют своей весьма удачной игрой. Но все-таки чувствуется, что что-то не то. Перестаешь верить в их непобедимость. Да и редко бывает, чтобы какой-нибудь кубок выигрывался одним и тем же клубом более трех лет подряд".

В целом игра вышла сложной для "морозовцев", но они не ушли с поля без победы. Сборная Москвы проиграла ореховозуевцам со счетом 5:4.

Весна 1913 года была поистине футбольной для Московской лиги. Уже в апреле сборная МФЛ играла со шведами. Но как не "болели", не подбадривали своих игроков 5 тысяч зрителей, пришедших на матч, футболисты Швеции обыграли сборную Москвы. 4:1.

21 апреля со шведами играла сборная России, за которую от КСО выступали Акимов, Мишин и Золкин. Снова проигрыш. 1:4. Игра, правда, носила уже несколько иной характер, была более оживленной. Комментаторы даже отметили хорошо игравших хавбеков сборной России Акимова и Хромова. А вот дебютировавший на встрече Золкин был "не у дел".

Следом за шведами в Москву приехала лучшая команда Петербургской лиги "Унитас". В 1911 году "морозовцы" уже встречались с ней, игра тогда закончилась ничьей - 3:3. Руководство МФЛ решило представить Москву снова "морозовцами".

Матч состоялся 5 мая на поле ЗКС и был не из корректных, чему способствовали Яковлев и В. Чарнок, по прозвищу "рыжий Вилли". Чувствовалось некоторое превосходство футболистов Петербурга, они и выиграли в итоге со счетом 4:2. Анализируя игру, пресса отмечала: "Морозовцы" сделали большую ошибку, взяв из архива КСО двух бывших чемпионов Я. Чарнока и Э. Чарнока. Будь на их месте молодые игроки, которые теперь всегда выступают за КСО на этих местах, матч кончился бы, пожалуй, иначе... Вообще в КСО не ладилось".

И хотя "вторая волна" еще не в полную силу зарекомендовала себя в КСО, поездки игроков московских клубов в Орехово-Зуево на календарные игры МФЛ считались большими праздниками, особенно для болельщиков. Вот лишь одна характерная деталь, подмеченная "Русским спортом": "До сих пор было одно место загородной поездки, это к "морозовцам", но это удовольствие получило на это воскресение Новогиреево. Другие же клубы принуждены были оставаться в Москве... В. Чарнок показал выдающуюся игру... публики не особенно много в самом клубе, однако кругом за забором все полно".

Летом 1913 года обновленная команда КСО провела серию товарищеских встреч. По приглашению "Спортинг-клуба" она выехала в Харьков, где провела 2 июня матч в присутствии трех тысяч болельщиков. "Морозовцы" вновь убедительно выиграли 5:0. Игра была исключительно корректной и оставила хорошее впечатление у харьковчан.

В конце июня "морозовцы" и сборная Москвы были приглашены в Серпухов спортивным обществом служащих Товарищества Н.Н. Коншина на открытие великолепно устроенной футбольной площадки. В ее строительстве энергичную деятельность проявил председатель общества Э.В. Чарнок.

Дождливая погода не помешала хорошему настроению серпуховчан. Товарищеская встреча 29 июня между командой КСО и сборной Москвы закончилась мирной ничьей 1:1. За "морозовцев" в этот день на серпуховской площадке выступали Гринвуд, Куликов, Мишин, Гаскелл, Я. Чарнок, Э. Чарнок, Паур, Томлинсон, Гоф, Савинцев и Кынин. После матча был дан банкет в честь гостей. "Морозовцы" привезли на это торжество кубок Р.Ф. Фульда, завоеванный ими трижды. На банкете Эдуард Чарнок разливал из него шампанское.

21 июля на этой же площадке вновь встретились сборная Москвы и команда КСО, выступавшая на этот раз в ослабленном составе. "Москва" выиграла со счетом 7:1.

Однако главные календарные игры были впереди. Делались предположения, что кубок Р.Ф. Фульда "морозовцам" уже не удержать, что при такой неровной игре сильные команды МФЛ, такие, например, как БКС, возьмут верх.

Осенний сезон 1913 года команды Московской лиги открыли 4 августа. В этот день у себя на поле ореховозуевцы обыграли перешедшую в класс "А" команду СКЛ, или как ее называли "лыжников", поскольку была организована при клубе лыжников, а через день поражение от КСО получили новогиреевцы.

Шансы на завоевание кубка Р.Ф. Фульда в четвертый раз увеличились у "морозовцев" после того, как со счетом 5:1 они разгромили в очередном туре усиленную команду Британского клуба. 18 августа "Русский спорт" писал: "Этой победой КСО категорически заявил себя опять верным победителем кубка".

Тем временем комитет МФЛ формировал две команды для игры со сборной Норвегии. Она впервые приезжала в Россию. В состав сборной МФЛ были включены от "морозовцев" Акимов, Голубков, Золкин, капитаном команды стал В. Чарнок.

Первая встреча была назначена на 25 августа. 4 тысячи болельщиков ликовали в этот день на трибунах поля ЗКС: наша сборная впервые выиграла международный матч. Три безответных гола забили в этот день Житарев, Акимов и В. Чарнок. Особой похвалы удостоился В. Чарнок, показавший незаурядное мастерство защитника.

Вторую встречу норвежцы провели 29 августа на поле "Униона" и взяли реванш за поражение, они обыграли вторую сборную Москвы со счетом 4:1.

Третья игра сборных Норвегии и Москвы прошла 1 сентября при небывалом количестве зрителей - 8 тысяч! Правда, вначале планировалось выставить против норвежцев сборную России, однако Петербург не прислал игроков, и москвичи играли одни. Русские играли в оранжевых рубашках, а норвежцы в белых. В этом матче играл лучший хавбек "морозовцев" А. Акимов. Встреча завершилась с результатом 1:1.

Здесь уместно вспомнить и вот что. Еще 13 мая 1913 года комитет МФЛ рассматривал вопрос о постоянной сборной команде Москвы, которую должен был тренировать приглашенный в Россию англичанин А. Гаскелл. Комитет наметил 20 кандидатов в сборную, тренировки было решено проводить на поле клуба "Унион". В своих воспоминаниях А.В. Чарнок рассказывает: "В 1913 году в Россию был приглашен профессиональный тренер Гаскелл из клуба "Болтон Уондерерс". Он обучал как членов Орехово-Зуевского клуба, так и 10 других клубов, созданных под его руководством. Труды Гаскелла принесли свои плоды. Мой младший брат К. Чарнок (он играл за "Бишоп Окленд" и был капитаном своей университетской команды) в 1913 году был капитаном русской команды, которая победила сборную Норвегии... Качество русского футбола быстро улучшалось, и к этому времени он уже являлся национальным и наиболее популярным видом спорта в России".

И все же Всероссийский футбольный союз с его десятком лиг в стране был несравним с зарубежными футбольными ассоциациями. К примеру, 6 ноября 1913 года в Лондоне отмечали 50-летие Английской футбольной лиги. К этому времени она уже включала в себя 72 местные лиги с 13000 клубами, в России их было около 700. Перед ВФС встала задача расширения сети лиг, их более тесного взаимодействия, повышения уровня отечественного футбола и повышения качества судейства. В этот год была учреждена специальная судейская коллегия, судей футбольных матчей стали готовить по установленным правилам. Первенство России 1913 года было решено считать не разыгранным, поскольку в ходе его проведения предъявили свои протесты футбольные лиги Петербурга, Киева и Харькова.

К слову сказать, полуфинальная игра "неразыгранного" первенства между Москвой и Петербургом оставила свой след в футбольной истории России. Она состоялась 6 октября в Петербурге. 90 минут встречи не дали результата. Лишь в дополнительное время в ворота москвичей были забиты три сухих мяча. По мнению прессы в этой игре хорошо себя проявили "морозовцы" А. Акимов и В. Чарнок. "Великолепен был центр Вилли Чарнок, превосходными пассовками на края нападения дававший направление и стройность всей игре. Чарнок настолько хорошо держал самого опасного петербургского форварда Монро, что тот не дал ни одного серьезного удара по голу".

И в своей лиге "морозовцы" в 1913 году играли уверенно. Из проведенных 12 встреч они выиграли в 11. В результате набрано 22 очка с замечательной разницей забитых и пропущенных мячей - 44:15. 13 ноября комитет МФЛ окончательно утвердил результат розыгрыша кубка Р.Ф. Фульда. Его вновь завоевали футболисты клуба спорта "Орехово". Вот какую оценку игре команды дал московский журнал "К спорту": "С самого начала команда КСО заставила в них видеть победителя первенства, быстро отделившись от остальных команд по очкам, дошла до конца без всякой конкуренции. Следует отметить, что "Клуб-спорта "Орехово" уже в четвертый раз подряд выигрывает первенство и ежегодно в ряды игроков МФЛ выдвигает все новых и новых выдающихся игроков, пользуясь игроками местной лиги, класс которых, по-видимому, сравнительно весьма высок... Безусловно, классную команду КСО нужно приветствовать в ее успехах и пожелать ей и в дальнейшем быть таким доблестным представителем Москвы".

Редко кто покидал футбольную дружину "морозовцев", еще реже клуб брал со стороны "чужаков"- обходились пополнением на месте, тем более что к этому времени была уже организована Орехово-Зуевская футбольная лига (ОЗФЛ), действовал также Ореховский кружок спорта (ОКС). В московских же клубах не редкостью были уже случаи, когда игроки переходили из клуба в клуб. Примечательно, что писал по этому поводу в то время журнал "К спорту": "Не велика клубу честь приобрести игрока, но громадная его заслуга - сделать игрока. Надо не бегать глазами по сторонам и выискивать случай и способ завербовать такую-то "знаменитость"... Что клуб дает футболисту? Поле, павильон, полотенце (да и то не везде), а где массажисты, тренеры?.. Итак,- больше работы, больше инициативы и истинной джентльменской любви к спорту. Только этого не хватает России, обладающей в своих сынах громадной здоровой русской силой, в случае нужды упорством и энтузиазмом в занятиях спортом, теперь почти получившего права гражданства".

Первенство МФЛ в те годы называли "малым чемпионатом России". Успехи "морозовцев" вызвали сенсацию в спортивном мире: именитый кубок Р.Ф. Фульда в четвертый раз уезжал в провинциальное Орехово!

В книге "Колумбы московского футбола" Л.В. Горянов пишет: "Все четыре года подряд призы, кубки и чемпионские титулы являлись добычей команды "Клуб-спорта "Орехово". Тут нет ничего удивительного; организованная при текстильном предприятии одного из крупнейших в то время фабрикантов Морозова, существующая на его средства, она имела по сравнению с другими хорошие условия. Весь состав команды был укомплектован из числа служивших на фабрике англичан-молодых людей, успевших у себя на родине досконально познакомиться с секретами игры, передовой тактикой, посмотреть состязания лучших мировых клубов. Все это позволило "морозовцам", так чаще всего называли футболистов Орехова, стать на голову выше своих соперников".

Правда, Л.В. Горянов несколько неточен, говоря о преимущественно английском составе команды КСО. В период с 1909 по 1912 год в команде "морозовцев" было 5 английских игроков, в 1913 году: 3-4 английских и 7-8 русских, в 1914 году честь КСО защищали два англичанина и девять русских. В команде КСО образца 1916 года был лишь один англичанин.

К тому же, составы команд-соперников КСО по лиге, особенно БКС, ЗКС и "Униона", также изобиловали английскими и немецкими игроками.

Уместно здесь привести слова вице-президента Московской футбольной лиги А.В. Чарнока: "Успехи Орехово-Зуевской футбольной команды отчасти объяснялись участием английских служащих в тренировке и играх... Но следует учесть также, что они еще раньше имели достижения в других видах спорта. Русские, как правило, обладающие хорошим физическим развитием и выносливостью, были отличными учениками".

Спортивным подвигом называли современники завоевание "морозовцами" (преимущественно "учениками") кубка Р.Ф. Фульда в четвертый раз подряд. В четвертый раз они были награждены золотыми жетонами МФЛ. Прославленную команду КСО тех лет болельщики назвали "грозой Москвы".

 

 

Глава 11. "ДИКИЙ" ФУТБОЛ

 

- Внелиговый футбол. - Рогожский кружок. - Первая команда. - "Грызловцы". - Дулевские "дикари". - Мяч в Дрезне.

 

Помимо лигового футбола во многих уголках страны развивался и другой, внелиговый, получивший в народе название "дикий". Есть еще не менее значительно развившийся, никем не регистрируемый, "внеклубный футбол" - футбол народный. Молодежь из народа быстро освоилась с интересной игрой, настолько освоилась, что сейчас же организовалась и заиграла... На Ходынке... В летние вечера и праздничные дни в десятках мест между наскоро вбитыми палками, а то и просто положенными на землю картузами играют разного возраста и разных сословий молодые люди, группы учащихся, фабричные, простые дети улицы... Заиграли на Миусах, на Пресне, в Рогожской, у Донского... Появились команды со своей доморощенной организацией, со своей футбольной этикой... Здоровое, укрепляющее и тело, и дух развлечение легко и скоро вытеснит все нездоровое, чем до сих пор развлекалась наша демократическая молодежь... Она не знала, куда и как расходовать избыток своих сил". - Эта выдержка из журнала "К спорту" от конца 1911 года частично проливает свет на широкое распространение футбола в Москве.

Уроженец подмосковного Павловского Посада, старейший спортивный журналист страны и герой спорта Б.М. Чесноков, в те годы уже москвич, рассказывал, как с братьями Владимиром, Иваном и Сергеем гонял мяч на лужайке у Калитниковского кладбища. Братья Чесноковы в начале 10-х годов создали несколько команд из рабочих, гимназистов и мелких служащих завода Гужона, получивших прозвище "дикие". По сути дела именно они явились организаторами одного из первых в стране истинно рабочего футбольного Рогожского кружка спорта. Площадка его находилась в Анненгофской роще.

Б.М. Чесноков был первым в Москве тренером рабочей молодежи, тренером РКС. Заподозрив, что рабочие используют площадку РКС для нелегальных собраний, кружок Б. Чеснокова при содействии полиции был закрыт. По этой причине тренер и несколько игроков его команды оказались потом в Новогиреевском клубе.

"Дикие" с утра до вечера состязались в Грузинах на пустыре под названием "горючка". Кружок футболистов соорудил там ворота со штангами квадратного сечения и толщиной около 30 см . На все футбольные ворота тех лет были натянуты металлические сетки.

МФЛ не признавала "внелиговые" футбольные команды, относилась к ним с пренебрежением и высокомерием, не желала допускать в команды лиги простых людей труда, для чего принимала соответствующие меры: увеличивала паевые взносы для своих членов, а также издала приказ, запрещающий своим рефери судейство "диких" команд. Лишь в августе 1916 года состоялось учредительное собрание Московской футбольной лиги "диких" команд. Председателем ее комитета и казначеем был избран Б.М. Чесноков. В эту лигу вошли нелегализированные футбольные кружки: "Русскабель", Пресненский кружок "Спарта", Кремлевский кружок, кружок "Воробьево", Симоновский кружок, кружок "Аскольд", кружок спорта Московского общества глухонемых и Александровский кружок.

Возникли "дикие" и в третьей столице российского футбола - Орехово-Зуеве. Каждая казарма здесь, где жили фабричные рабочие, имела свою импровизированную футбольную площадку. Играли во дворах, на пустырях или лужайках. "Дикие" играли в сапогах, ботинках, тапочках, в лаптях, а то и просто разутыми. Мячи были разными: от тряпочных, набитых бумагой, до кожаных. Резиновых камер не было, для этих целей применялись бычьи пузыри.

Самые первые местные команды носили название "галкинцы", "грызловцы" и "михоновцы" по именам и фамилиям их организаторов Владимира Афанасьевича Галкина, Василия Петровича Грызлова и Михаила Григорьевича Танаева, которого нередко звали просто Михон.

Организатором самой первой "дикой" команды был В.А. Галкин. Сам коренной ореховозуевец, он после пятиклассного училища при фабрике В. Морозова учился во Владимирском реальном училище, а затем поступил в Высшую вольную школу Петра Францевича Лесгафта в Петербурге. В книге "Памяти П.Ф. Лесгафта" (С-Петербург, изд. газеты "Школа и жизнь", 1912 г . стр. 82) помещена фотография гимнастической группы вольной школы, где П.Ф. Лесгафт запечатлен со своими воспитанниками. Среди них есть и В.А. Галкин.

В Орехово-Зуево он приезжал на каникулы и принимал активное участие в революционном движении. В доме его отца находилась конспиративная квартира большевиков. В 1908 году В.А. Галкин организовал кружок рабочей молодежи, а из числа его членов футбольную команду.

В.П. Грызлов был родом из села Островищи Покровского уезда Владимирской губернии. После смерти отца семья Грызловых переехала в Орехово-Зуево. После окончания Никольского двухклассового училища при фабрике В. Морозова в сентябре 1905 года Василий пошел работать на плисово-красильную фабрику Никольской мануфактуры, в годы первой русской революции активно участвовал в рабочем движении, был принят в члены РСДРП (б). В своих воспоминаниях в отношении организации команды он писал: "После ареста многих моих соратников по партии меня однажды остановил один из старших товарищей и предложил мне начать работу среди рабочей молодежи. В это время я состоял в "Клуб-спорте" у "морозовцев" и был игроком одной из первых команд этого клуба. Чтобы работать с молодежью, я должен был выйти из футбольной команды КСО и организовать свою футбольную команду, чисто рабочую. Это я и сделал... Первое серьезное футбольное соревнование мы провели с командой анархиста Галкина на их поле в "Карасово" и выиграли его со счетом 3:1. На реванш мы пригласили "галкинцев" на свое поле. Оно с 1909 года находилось на поляне недалеко от третьей ж/дорожной будки, где сейчас находится поселок Торфобрикетного завода.

Здесь мы тренировались и принимали другие футбольные команды, проводили совещания, обсуждали успехи и неудачи, знакомились с забастовочным движением в других городах России. ...Вслед за мной и Галкиным футбольные команды стали организовывать в ряде казарм, например, в 30-й, 32-й и 79-й казармах Саввы Морозова. В Зуеве была образована команда "Орлы", руководителем которой был партиец Шибанов Иван Андреевич... Осенью 1911 года я был призван на действительную военную службу и расстался с командой и Орехово-Зуевом до марта 1918 года".

Михаил Григорьевич Танаев свою первую футбольную команду из фабричных подростков создал в 1910 году. На тренировки "михоновцы" собирались на пустырях у казарм после 10-часового рабочего дня. Формы не было, шили ее из обычных картофельных мешков: вверху прорезывалась горловина, а по бокам отверстия для рук. У команды "Перепела" (так называли себя "михоновцы") редко кто выигрывал. В 1912 году на семнадцатилетнего паренька Михаила Танаева обратили внимание тренеры футбольной команды "Славия". Началась новая страница в жизни одного из организаторов "дикого" футбола в Орехово-Зуеве. Позднее М. Танаев играл за сборную города.

Внелиговые команды возникали стихийно в большинстве районов орехово-зуевской земли. В Дулеве футбольный плац был построен на месте так называемой поляны Иванцева. В его строительстве активное участие принимал внук фабриканта Кузнецова Борис Кузнецов. Впоследствии на этой базе тренировались две команды фарфористов, вошедшие в состав Орехово-Зуевской футбольной лиги.

Среди "диких" были здесь команды "Варяги" (организатор Бунаков Иван Игнатович по прозвищу "варяг") и "Татары", организованная из рабочих татар фарфорового завода. В лесу у "Варягов" была и своя площадка, она так и называлась - "варяжская". "Дикие" проводили встречи между собой, а также с командами "степановской", "козинской", "каширинской", "прохоровской" и "каменной" казарм.

В 1911 году дулевские любители футбола из "каменной" казармы создали у дороги на Сальково свое поле, где впервые сразились со служащими конторы фарфорового завода и одержали над ними победу. Поле это с той поры называется "каменским", а из команды этой казармы вышли первые футболисты Дулева: Г. Любочкин, В. Кузин, В. Ширин, А. Караулов, Н. Горшков, М. Зайцев и другие.

В Дрезне инициаторами этого вида спорта были англичане, работавшие на фабрике И.Н. Зимина, в частности директор фабрики Иствуд и инженер Горн. Старожилы рассказывали, что первую игру в футбол в фабричном поселке английские специалисты провели между собой еще в 1904 году. В ней участвовало и несколько местных игроков.

Первая футбольная команда в Дрезне из рабочих и служащих была образована в 1910 году.

С "диких" команд начинало свою футбольную биографию подавляющее большинство мастеров кожаного мяча нашей страны. Из первого поколения футболистов это были П. Канунников, Ф. Селин, Н. Соколов, М. Бутусов, А. Злочевский, П. Исаков, Н. Троицкий, К.Блинков, а из ореховозуевцев - П. Маслов, М. Танаев, А. Зубов, А. Волков, И. Жаворонков, Мурановкин и многие другие.

 

 

Глава 12. ОРЕХОВО-ЗУЕВСКАЯ ЛИГА

 

- Спорт для всех! - Вытеснение стенки. - Только русские. - Крупнейшая в стране. - "Орлы", "Феникс", "Купцы" и другие. - Финны в Орехове. - Детские команды. - Первенство лиги.

 

В 1910 году спортивная пресса России бросила лозунг - "Спорт для всех!" и разъяснила: "это значит: из грязных, темных подвалов, из душных, пыльных чердаков вырвать на свежий воздух вянущие там безвременно юные силы... Из переполненных табачным дымом портерных, пивных, бильярдных, где всевластно царит алкоголь, туманя головы и разрушая организм, вырвать еще не погибших совсем и на гимнастических площадках под животворными лучами солнца снова возродить их к жизни, к здоровью, к силе. После одуряющего шума фабрики, пыли мастерской, неподвижного сидения в конторе, утомительного прилавка дать возможность каждому стряхнуть утомительную усталость, полной грудью вздохнуть живительный воздух и в веселой, непринужденной игре размять затекшие члены..."

Как и во многих других местах, развлечение в Орехове и отдых в большей степени были связаны с трактирами, разного рода пивными и кабаками. Что касается молодежи, то главным образом все свободное время она проводила на улице. Картежные игры, орлянка да кулачные бои "в стенку" - вот главные занятия улицы. Дрались казарма на казарму, улица на улицу. Стенки возникали порой на полотне железной дороги Москва-Нижний Новгород, и не 30-50 человек, а в тысячу и более. Рабочие так сильно дрались, что нередко мешали свободному движению поездов, и тем не раз приходилось останавливаться.

Первыми откликнулись на призыв "Спорт для всех!" малочисленная интеллигенция, служащие фабрик и некоторые рабочие.

После создания клуб-спорта "Орехово" дело оживилось, в короткое время в провинциальном центре была развернута целая сеть футбольных кружков, которые в 1911 году объединились в лигу. Футбол постепенно вытеснил "стенку", приобрел среди молодежи Орехово-Зуева большую популярность.

А.В. Чарнок писал в "Британском союзнике", что при организации в 1909 году МФЛ с двадцатью клубами в их число входило 10 клубов, созданных при поддержке Орехово-Зуевского клуба и что эти клубы организовали районную лигу с тремя разрядами. Основателем Орехово-Зуевской футбольной лиги и первым ее председателем был Яков Климентьевич Чарнок. Секретарем и казначеем лиги был избран Н.П. Петров, а товарищем секретаря И.С. Наумов.

Первоначально в состав ОЗФЛ входили следующие местные кружки: "Озеровцы" (впоследствии "Нега") - из жителей Воронцовского района, казармы №30 и №32; "Орлы" (впоследствии "Сокол" и ЗСК - Зуевский спортивный кружок) - из жителей Зуева; "Феникс" - из жителей Карасова; "Славия" - из жителей местечка Крутое и казармы №4. В лигу входили также команды ОКС - из Ореховского кружка спорта, "Купцы"; КЛС - из кружка любителей спорта, который был организован при казарме №79; КСО-2; "Коммерсанты" - из работников общества потребителей; "Дрезна" - из служащих фабрики И.Н. Зимина в Дрезне и "Грызловцы" - из первых "диких" команд.

В лигу от каждого кружка входило по две команды. Более сильные входили в секцию "А", а послабее - в секцию "Б". В 1911 году Орехово-Зуевская футбольная лига насчитывала уже 24 кружка. В сентябре 1911 года "Русский спорт" писал об ОЗФЛ: "Интерес к футболу среди местной публики очень велик... в текущем году одиннадцать местных команд и одна с соседней фабрики (ст.Дрезна) сорганизовались и образовали Орехово-Зуевскую футбольную лигу для игры на кубок и жетоны. В состав команд входят исключительно русские игроки и только у "Зиминцев" голкипер-англичанин. В социальном отношении состав команд очень разнообразен: одна команда чисто купеческая (Ореховский кружок спорта), две-три команды составлены только из рабочих и остальные или из служащих фабрик или смешанные - из рабочих и служащих.

В Орехово-Зуеве имеется пять площадок для игры... Отдельные состязания закончились по секциям "А" и "Б" 11 сентября... Розыгрыш лигового кубка состоится 25 сентября".

Свои игры местная лига проводила с мая и до середины августа, когда открывала свой сезон МФЛ. На плацу КСО в парке народного гуляния 25 сентября в решающей встрече на кубок ОЗФЛ играли команды футбольных кружков "Орлы" и 32-й казармы Саввы Морозова. Первым обладателем переходящего кубка и памятных жетонов ОЗФЛ стали "Орлы". И хотя симпатии большинства болельщиков были на стороне футболистов из 32-й казармы, зуевцы выиграли со счетом 2:1.

Тогда же было введено в традицию проведение матча победителя кубка со сборной лиги. При большом стечении народа он прошел 1 октября на поле "морозовцев", которое было в этот день покрыто снегом. "Орлы" уступили сборной - 1:4.

Отдельные встречи между командами ОЗФЛ проходили поздней осенью. Так, 30 октября вторая команда КСО выиграла у зиминцев со счетом 6:0, а 6 ноября у КЛС - 4:0.

Не все площадки команд имели павильоны для футболистов, их функции чаще всего выполняли так называемые сушилки, имевшиеся в казармах, сами же футбольные площадки в зимнее время превращались в катки.

Площадки для катания на коньках в Орехово-Зуеве стали заливаться еще в 1908 году. Самый первый же каток с большой ледяной горкой был оборудован на улице, где жили английские специалисты, - на Англичанке. С тех пор катание на коньках было одной из лучших забав детворы и молодежи.

Не все кружки, входившие в ОЗФЛ, имели свои уставы, большей частью кружки представляли дворовые команды с нестабильным составом футболистов, хотя желания играть у них было хоть отбавляй. Исключения из этого составляют несколько кружков, где организация была четкой и имела свою структуру. Среди прочих таким был Ореховский кружок спорта, представлявший местное купечество. Устав ОКС был внесен в реестр Обществ и Союзов Владимирской губернии под номером 91 от 20 марта 1912 года. В основе своей он повторял содержание устава клуба КСО - "морозовцев". Однако были и различия. Уставом ОКС, например, действие кружка ограничивалось пределами села Орехово, в котором находилось его правление. Футбол не был единственным спортом, который пропагандировался членами ОКС, имелись также отделения гимнастики, атлетики, велосипедного спорта и плавания. Членами кружка не имели права быть несовершеннолетние, а также нижние чины и юнкера, учащиеся учебных заведений, проходившие действительную военную службу, профессионалы в спорте, а также бывшие осужденные, состоящие под надзором полиции, под судом или следствием.

Из числа членов кружка для проведения междугородных соревнований была образована специальная футбольная секция с 10-рублевым членским взносом. Взнос простого "соревнователя" составлял 3 рубля в год.

Правление кружка, носящее название совет старейшин Ореховского кружка спорта, состояло из председателя, казначея, секретаря, шести старшин и трех к ним кандидатов. Все они избирались общим собранием на один год тайным голосованием. В составе кружка были его почетные пожизненные, действительные члены, а также соревнователи. ОКС имел свою печать, а его члены значки и билеты.

К началу футбольного сезона 1912 года в Орехово-Зуевскую футбольную лигу входило 29 команд, в розыгрыше первенства им предстояло сыграть в общей сложности 225 матчей. "Москва может только позавидовать этому" - писал по этому поводу журнал "К спорту". Команд было так много, что их пришлось разбить на три секции, чтобы успеть завершить первенство лиги к открытию игр МФЛ. Наиболее интересная игра прошла 17 июня. Победители кубка ОЗФЛ "Орлы" встречались с командой КЛС. Посмотреть игру на плац КЛС собралось около 4 тысяч болельщиков. Судил матч Олфиль. На сей раз "Орлы" потерпели поражение со счетом 1:4.

Уровень игры местных футболистов заметно повышался, чему способствовали каждодневные тренировки. Комплектовались команды из жителей казарм, улиц, поселков и деревень. К примеру, в футбольной команде "Гора" из одноименной деревни близ Орехово-Зуева играли деревенские парни и ребята, работавшие в Никольском. Организовали эту команду братья Тарасовы. Деревни, примыкающие к Орехово-Зуеву, были поголовно увлечены футболом.

В 1912 году в класс "А" местной лиги входили команды: "Орлы", КФФ - кружок футболистов-французов (Павлово-Посад), ОКС ("Купцы"), "Сокол", "Озеровцы", КСО-2, "Феникс", "Славия", КЛС, "Дрезна", "Дулево".

Класс "Б" состоял из двух секций по восемь команд в каждой. В первой играли: "Орлы-2", КЛС-2, "Сокол", Никольский кружок спорта - 21-я казарма Саввы Морозова "Прогресс", "Клязьма", "Фортуна" и "Гора".

Во второй секции класса "Б" игры проводили команды КСО-3, ОКС-2, "Дулево-2", "Озеровцы-2", "Бавария" - из казармы №18 Саввы Морозова, "Дачники", "Нега" - из казармы №11 Саввы Морозова и "Зиминцы".

Все команды кружков имели свои футбольные площадки. Так, плац КСО-2 находился у дровяного склада на месте нынешнего стадиона "Знамя труда", а у "Озеровцев" - за больницей Саввы Морозова. Команда КЛС играла у казармы №79, а "Феникс" - у себя в Карасове.

В число ведущих футболистов ОЗФЛ входили капитан команды "Феникс" А. Кононов, бывший тогда студентом, а также капитан команды "Коммерсант" И. Шибанов, работавший в обществе потребителей Викуловской фабрики. За "Феникс" играл также П. Галкин, младший брат организатора первой рабочей команды в Орехово-Зуеве В. Галкина.

Авторитет третьей футбольной столицы России, прежде всего, поддерживался, конечно, "морозовцами", выступавшими в МФЛ, победителями кубка Р.Ф. Фульда. Местные футболисты из ОЗФЛ не пропускали ни одной игры своих земляков и, конечно, валом валили весной 1912 года на международный товарищеский матч. В канун олимпиады финны провели с "морозовцами" тренировочную встречу на их поле. Поле в парке Морозовых было окружено зрителями в несколько рядов. Игра оставила у публики неизгладимое впечатление. Финские футболисты играли красиво, в быстром темпе, непринужденно и сыгранно. По сравнению с ними "морозовцы" выглядели бледно, даже лучший из них - "рыжий Вилли" был незаметен в игре. Счет говорил сам за себя - 7:1. Единственный гол финнам почти с половины поля забил Андрей Акимов.

Этот поучительный матч был снят на кинопленку и много раз демонстрировался в Орехово-Зуеве. Горькие уроки не проходят бесследно. На них учатся.

Ни редкие поражения главной команды, ни калечение ног, ни ворчание родителей не могли уже сбить аппетит ореховозуевцев к футболу. Спортивные комментаторы в те дни писали, что "демократическое население Орехово-Зуева, как ни в одном другом подобном местечке, чувствует огромное влечение к спорту и особенно полюбило футбол. В настоящее время в Орехове организована лига, объединяющая все местные и окрестные кружки. Всеми делами заведуют опытные лица из игроков первой команды КСО братья Чарнок, Макаровы, Кынины, Томлинсон и другие".

При клубе спорта "Орехово" был образован целый ряд детских команд, для их тренировки и проведения встреч был особый плац неподалеку от главного поля "морозовцев" (ныне здесь расположен тир). 24 июня 1912 года выдалось теплым и солнечным. В парке народного гуляния в Орехово-Зуеве играл духовой оркестр, под звуки которого на плац вышли 12 детских футбольных команд с птичьими названиями: "Павлин", "Ворон", "Ласточка", "Куличок", "Перепел", "Кречет", "Щегол", "Кобчик", "Лебедь", "Коршун", "Соловей", "Чайка". Капитаны команд подняли над флагштоком голубой спортивный флаг детской футбольной лиги Орехово-Зуева. Доктор Угрюмов от имени организационного комитета поздравил юных спортсменов с открытием нового футбольного поля для детей и пожелал им больших успехов в спорте.

Потом состоялся матч. Поистине исторический. Это был первый детский официальный матч на первом детском стадионе страны. В этот день встретились команды "Павлин" и "Перепел". Мальчишки дрались за мяч, как петухи, болельщики голосили, что есть силы. Гордым ходил после матча капитан "Павлина" Ваня Мурановкин: его команда выиграла. Слава же Перницкий из "Перепела" чуть не плакал. Юные футболисты из детской лиги разыгрывали тогда переходящий кубок.

В 1912 году первыми обладателями главного приза и жетонов стала команда "Кобчик", составленная из мальчишек Пролетарского района, а через год чемпионом стал "Павлин", где играли ребята Воронцовского района.

В команды детской лиги принимались мальчики в возрасте от 10 до 15 лет. Игры начинались в 11 часов утра и заканчивались в пять часов вечера. Каждый хавтайм длился 25 минут, рефери командировался на встречу комитетом ОЗФЛ. Из орехово-зуевских ребятишек той поры выросли настоящие мастера футбола, такие как А. Шапошников, И. Федяев, В. Степанов, С. Маныкин, С. Беляков и тот самый Вячеслав Перницкий, бывший капитан "Перепела", чья команда в самом первом матче на кубок проиграла "Павлину".

В 1913 году попечитель Харьковского учебного округа П.Е. Соколовский в журнале "К спорту" специально для футболистов из детских команд опубликовал правила игры в футбол. Он советовал уменьшить время игры с 90 до 60 минут и запрещал играть в дурную, холодную погоду, а в особенности против восточного ветра. Попечитель предостерегал детей от грубости на поле, различного рода подножек, толчков и ударов по ногам, советовал не играть более двух раз в неделю и не выезжать на платные матчи.

П.Е. Соколовский рекомендовал избегать частых ударов по мячу головой, пить во время и после игры холодную воду, садиться и ложиться на землю в разгоряченном виде, будучи потным, обливаться холодной водой. "Играйте с пользой для здоровья, писал он, и благоразумно закаливайте организм. Футбол для этого - прекрасное средство".

Игры в Орехово-Зуевской футбольной лиге проходили только по выходным и праздничным дням. Зрители могли в это время посмотреть несколько матчей, иными словами почти весь день болеть за команды. Именно поэтому утром они брали с собой узелки с едой и в течение дня переходили с одного поля на другое. Ореховский футбол имел своих многочисленных паломников.

Во время матчей Чарноки и другие члены комитета ОЗФЛ присматривались к игрокам местной лиги и наиболее перспективных приглашали в КСО - главную команду Орехово-Зуева.

Победителем первенства и обладателем кубка ОЗФЛ в 1912 году стала команда из Кружка любителей спорта (КЛС). Из 20 игр она выиграла 15, четыре свела вничью и одну проиграла. Чемпион набрал 34 очка при соотношении забитых пропущенных мячей 56:19.

Вторыми были "Орлы", набравшие 28 очков. Завершение сезона, его итоги обсуждались на собраниях членов спортивных кружков. Вот, например, что говорилось в отчете "Зиминцев": "Окончившийся футбольный сезон местного спортивного кружка при фабрике Товарищества И.Н. Зимина прошел очень оживленно. Такому оживлению кружок всецело обязан председателю кружка И.Я. Вуд. Всего было сыграно в сезоне не менее 50 матчей, из них 30 матчей были сыграны первой командой, а остальные - второй и третьей командами. Публика все матчи посещала охотно".

В сентябре чемпионы из КЛС встретились со сборной командой ОЗФЛ и уступили ей со счетом 1:2. После первого хавтайма победителям лиги были вручены кубок и памятные жетоны. В этот же день состоялся матч между победителем первенства ОЗФЛ по классу "Б" командой "Нега" и второй сборной лиги. И здесь сборная взяла верх 3:0.

Активно, с большим числом команд прошло первенство ОЗФЛ и в 1913 году. Кубок лиги оспаривали в классе "А" первые и вторые команды "Славии", "Сокола", КЛС, ОКС, "Дулево", "Дрезна" и "Павлово" (кружки "Павлово" и "Славия" вторых команд не имели). В двух секциях класса "Б", разделенных календарем, играли соответственно команды: "Звезда", "Гора", "Ликино", "Единение", "Унисон", "Омега", "Волна" и команды кружков "Лабзин-Грязнов" при фабрике Лабзина-Грязнова в Павлово-Посаде, "Гимназисты" из Ореховской гимназии "Ионово" (кружок футболистов на ст. Гора), "Подгорная" с Подгорной мануфактуры, а также "Рассвет", "Рыбка" и "Украинцы".

21 июля 1913 года состоялось открытие кружка спорта при фабрике И.П. Абрамова (КСА) в деревне Корнево близ Павлово-Посада (ныне одна из улиц этого города - авт.) Ранее футбольная команда этой деревни называлась "Корневцы" и первые свои игры проводила на лугу близ деревни, а затем у Шевелкинской рощи, где сейчас находится стадион. В 1912 году у корневцев было уже три команды: первая, вторая и детская. Первые две команды имели сине-красную форму, а подростки - красную с белой окантовкой. Первым капитаном "Корневцев" был М. Терехов. В 1913 году команды кружка вступили в Орехово-Зуевскую футбольную лигу и приняли название КСА - кружок спорта Абрамова.

21 июля на открытие кружка приехали первая и детская команды Сокольнического кружка лыжников. На футбольном поле гости были встречены маршем "Наполеон", исполненным военным оркестром. Детская команда гостей выиграла тогда у хозяев поля, а первая команда СКЛ проиграла корневцам. На торжествах по случаю открытия кружка присутствовало более трех тысяч зрителей, матчи реферировал С.И. Булычев. Четыре безответных гола забили в ворота сокольнических футболистов первые игроки КСА Федоров, Князев, Найденов, Карванов, Мышкин, Парнюженькин, Чекалов, братья Агаповы, Егоров и Комов.

В сезоне 1913 года кубок ОЗФЛ выиграла команда купцов (ОКС). На берегу Клязьмы она имела прекрасный плац, именовавшийся "купцовским полем", где сейчас находится стадион "Торпедо". Победителем среди вторых команд класса "А" вышел кружок "Нега". Футболисты "Омеги" стали чемпионами среди первых команд класса "Б".

"В воскресенье 25 августа победитель класса "А" ОКС, писал "Русский спорт" в одном из своих сентябрьских номеров, играл против сборной ОЗФЛ и победил 2:1. После матча были выданы председателем Орехово-Зуевской футбольной лиги Яковом Климентьевичем Чарноком кубки и золотые жетоны очень изящной формы, сделанные в Англии. В настоящее время ОЗФЛ подала заявление во Всероссийский футбольный союз и, возможно, что в будущем году Москве придется считаться с молодой организацией, давшей Москве двух игроков - Кротова из ОКС и Голубкова из КЛС".

 

 

Глава 13. НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

 

- Начало 1914-го. - В Орехово! - Встречи с лондонцами. - Местные клубы. - На спортивных дорожках. - Фирма С. Морозова не жалует. - Подъем. - Под знамена Отечества.

 

В начале 1914 года главнокомандующим делом физического развития и спорта в России был назначен генерал-майор В.Н. Воейков, а 15 марта состоялось первое заседание временного совета при главнонаблюдающем за физическим развитием народонаселения Российской империи. Представители ведомств, председатели всероссийских спортивных союзов и другие лица по разным отраслям спорта собрались с целью "изыскать меры борьбы с грозным признаком вырождения могучего народа".

В этот день были заслушаны доклады председателя Российского олимпийского комитета В.И. Срезневского и генерал-лейтенанта Федорова. Упор был сделан на необходимость всестороннего физического развития народа, на поощрение занятий спортом. Пути развития физкультуры и спорта в России явились важной темой дискуссий на страницах печати, на собраниях спортивных лиг и клубов.

Обсуждались эти вопросы и на заседании комитета МФЛ, было решено поощрять среди фут6олистов занятия легкой атлетикой, для чего при выборе футболистов на ответственные матчи отдавать предпочтение тем, кто выполнил установленные нормы по разным видам легкой атлетики. Нормы эти были таковы: бег 100 м - 13 секунд, прыжки в длину - 4 м 75 см с разбегом и 2 м 25 см без разбега, прыжки в высоту с разбега - 1 м 30 см , без разбега - 1 м . Все эти упражнения должны были выполняться в футбольной форме.

С благотворительными целями и с целью пропаганды спорта в массах 25 марта в Москве на поле Замоскворецкого клуба спорта МФЛ устроила встречу между командами, условно названными "Сильные" и "Слабые". Победили "Сильные", среди игроков которых были "морозовцы" Акимов, Степанов, В. Чарнок, Голубков и Макдональд. Команда соперников была набрана только из русских игроков Москвы.

7 апреля 1914 года в Орехово-Зуеве в местечке Крутое состоялось открытие футбольного плаца на месте бывшего "дровяного склада" Викулы Морозова. С 1912 года на этом месте был обыкновенный "пятачок", на котором играли все, кто хотел. Выбоины, лужи были непременными ее спутниками, как, впрочем, и большинства других футбольных площадок. Новый же плац, построенный на этом месте, был иным.

Строили его под руководством английских специалистов. Поле было искусно дренажировано, а затем выравнивалось по ватерпасу. Через 30-40 минут после проливного дождя оно полностью просыхало, и на нем можно было играть. Трава на плацу росла густой и низкорослой, в народе ее называли "поросячьей". Вокруг поля была накатана гаревая дорожка, на западной стороне выстроен павильон и большая трибуна. Вокруг поля в три ряда стояли лавочки. По единодушному мнению прессы и знатоков спорта это было лучшее футбольное поле России. На его открытие в Орехово-Зуево приехала студенческая сборная команда Лондонского университета.

До начала игры прошло торжественное открытие стадиона с молебствием и "водосвятием". Святой водой были окроплены плац, ворота, трибуны и зрители. В книге "Первый вратарь сборной" ее автор Николай Соколов так описывает этот день: "Вся футбольная Москва ринулась в этот воскресный апрельский день в Орехово-Зуево. Железнодорожники Нижегородской линии были поражены необыкновенным даже для праздника (был второй день пасхи) наплывом пассажиров. Прицеплялись дополнительные вагоны, срочно формировались новые поезда... - Что случилось, господа? - недоумевали полицейские чины. - Куда все едут? - В ответ болельщики многозначительно и гордо произносили слова "Лондон - Орехово".

Но вот гремит салют из маленькой, где-то добытой организаторами пушки, торжественно разрезается широкая лента, протянутая поперек поля. Стадион открыт.

На этом матче присутствовал президиум Московской футбольной лиги во главе с его председателем Р.Ф. Фульда. Это был первый поединок впервые приехавших в Россию лондонских студентов. Их матч с "морозовцами" в этот день собрал до пяти тысяч человек местной публики и приехавших из Москвы.

В первые минуты встречи "морозовцы" усиленно оборонялись и очень редко участвовали в атаках. Англичане постепенно всецело взяли инициативу в свои руки, неоднократно их правый инсайд Бруль прорывался в штрафную площадку хозяев поля. Один из его несильных ударов с близкого расстояния завершился достижением цели. 1:0. Постоянно беспокоил защитников КСО и правый инсайд английской команды Локтон. На перерыв команды ушли при результате 4:0 в пользу лондонцев.

Разочаровал зрителей Вилли Чарнок, не сумевший показать свойственной ему активности и выдумки в игре. Несколько острых моментов создал у ворот англичан Макдональд: один из посланных им мячей попал в штангу, а другой мастерски взял голкипер гостей Виллиамс.

После перерыва с обеих сторон игра заметно активизировалась. Чаще защиту англичан стали тревожить Кротов и Кынин, последний даже вышел один на один с вратарем, но Виллиамс парировал удар. И все же "морозовцы" распечатали ворота гостей: Голубков удачно пробил корнер, и мяч от спины бека англичан отскочил в ворота. Хорошо действовали во второй половине игры защитники Куликов и Мишин, нападающие Акимов, Макдональд и Золкин, однако ниже своих возможностей играл вратарь Матрин. К концу матча разыгрались Кротов с Кыниным, но было уже явно поздно. Игра завершилась победой англичан со счетом 5:1.

В ходе игры болельщики неоднократно протестовали против "грубой" игры гостей. Зрителям казалось, что толчки плечом, порой весьма сильные со стороны британцев, есть проявление грубости. Однако такой силовой футбол не выходил за рамки правил, но не был еще взят на "вооружение" русским футболом. С точки зрения орехово-зуевских болельщиков было много нарушений правил, на которые рефери Белл глядел сквозь пальцы. Однако гости "умели толкаться", чем в немалой степени обязаны своей победе. Если бы русские видели настоящую игру англичан друг против друга, то они отнесли бы эту встречу к наиболее корректной.

"Русский спорт" так писал об игре англичан на своих страницах: "...у англичан прекрасная передача мяча, удары по воротам верны и метки. Общее впечатление от англичан получалось такое, как будто их на поле вдвое больше... Они играют весь матч одинаково сильно, энергично, не выдыхаясь. Много неприятностей доставляли Матрину Бруль и Бетман. Урок для "морозовцев" не должен пройти даром".

Англичане во время своего весеннего турне в Москву показали прекрасную техническую подготовку и новую систему распределения игроков на поле.

Через два дня в Москве на поле ЗКС прошел еще один товарищеский матч. На сей раз лондонцы встречались с командой московских студентов. Откровенно говоря, еще до игры болельщики ожидали разгрома местной команды. Англичане выставили в этот день ослабленный отсутствием ведущих игроков состав. Москвичи играли надежно и спокойно в обороне и, несмотря на постоянные атаки, умело защищались. Хорошо играл Тяпкин. Только в конце первого тайма англичанам удалось забить один мяч в ворота хозяев. И все же болельщики были правы. Во второй половине игры москвичи не выдержали заданного темпа. Гости активно атаковали и с помощью великолепно игравшего правого крайнего Бетмана забили несколько голов, доведя в конце матча счет до 7:0. За москвичей играли в этот день "морозовцы" Матрин и Золкин.

В своей третьей встрече англичане играли против русской сборной Москвы. Это было 11 апреля на поле ЗКС. 6 тысяч зрителей ждали победы от своих любимцев и постоянно подбадривали их на протяжении всей игры.

Первый тайм остался за англичанами. 1:0. В середине второго форвард Денисов забил ответный мяч. Однако сборная футбольная команда Лондонского университета сумела провести еще один мяч и вышла победителем.

На этом турне англичан не кончилось. 13 мая на встречу с "непобедимыми" вышла сборная Москвы. Этот день принес рекорд посещаемости стадиона ЗКС: посмотреть матч пришло 8 тысяч болельщиков. Судил встречу приглашенный из Берлина рефери М. Брандт.

Игра проходила в высоком темпе, большую часть времени сборная Москвы провела на половине гостей, постоянно маневрируя, игроки наносили удары по воротам с разных дистанций. Англичане отвечали контратаками, одна из которых завершилась взятием ворот. Счет 1:0 сохранился до конца встречи. За сборную Москвы в этом матче играли от "морозовцев" Акимов, Голубков, Кротов, В. Чарнок, чье участие положительно отметила пресса, давшая широкий отчет о матче.

После игры в честь гостей был дан банкет, на котором присутствовали руководители Московской футбольной лиги, игроки, английский генеральный консул и представители Московской английской колонии.

Комитет МФЛ тщательно проанализировал результаты проведенных товарищеских встреч с лондонцами и создал комиссию для улучшения класса игры московских игроков. Тренеру А. Гаскеллу было поручено два дня в неделю тренировать только "морозовцев", а два других дня - команду "Унион". А. Гаскелл написал памятку футболисту, она была отпечатана и роздана всем игрокам этих клубов.

С весны 1914 года на новом стадионе в Орехово-Зуеве стали проводиться официальные соревнования среди команд МФЛ, ОЗФЛ, международные встречи и другие спортивные мероприятия. К этому времени Орехово-Зуевская футбольная лига была одной из крупнейших в России. Она насчитывала 29 кружков, которые имели в общей сложности свыше 30 плацев для игры и тренировок. Новый стадион собирал до 10 тысяч зрителей, а площадка в парке Морозовых - до 4 тысяч.

С годами названия клубов и кружков местной лиги изменялись. В 1914 году в ОЗФЛ входили: КСП - клуб-спорт "Павлово", ГСК -Глуховский спортивный кружок, КСА - кружок спорта при фабрике И.П. Абрамова, ДСК – Дулевский спортивный кружок, КФД - кружок футболистов при ст.Дрезна (фабрика И.Н. Зимина), КСЛГ - кружок спорта при фабрике Лабзина-Грязнова, СКН - спортивный кружок "Нега", СКР - спортивный кружок "Рыбка", КФПМ - кружок футболистов Подгорной мануфактуры, КФО - кружок футболистов "Омега" и т.д.

На лучших площадках команды проводили календарные игры первенства ОЗФЛ. Так, на поле за больницей С. Морозова состязались команды: "Озеровцы", "Нега", "Бавария", "Фортуна". На плацу в Зуеве играли "Орлы", ЗСК, "Дачники" и "Феникс". "Дикие" сражались, где придется.

"Орехово-Зуевская лига окрепла и завоевала всеобщие симпатии, писал спортивный корреспондент из Орехово-Зуева, громадная запись желающих вступить в ОЗФЛ как нельзя лучше подтверждает вышесказанное. Фабричная администрация тоже идет навстречу и, надо полагать, что в недалеком будущем Орехово-Зуево будет одним из самых больших спортивных центров".

В своем составе лига имела сильные спортивные клубы. Ореховский кружок спорта ("купцы"), например, поставил в главную команду "морозовцев", играющую на первенство МФЛ и неоднократного чемпиона кубка Р.Ф. Фульда, несколько классных игроков и среди них Кротова, Степанова, Завьялова, а также братьев Ажновых.

В 1913 году второе место в розыгрыше кубка ОЗФЛ после ОКС занял Зуевский спортивный кружок. Кружок к этому времени имел прекрасное поле. От ЗСК в команду "морозовцев" влились молодые и способные футболисты Куликов и Жаворонков.

Достойными конкурентами лучших команд лиги были и новички в ОЗФЛ - команды ГСК и КСА. Тот же корреспондент, рассказывая о местной лиге, писал перед началом футбольного сезона 1914 года: "Публика, в особенности рабочие, только теперь и разговаривают о начале футбола, и 4 мая начнется великое переселение с плаца на плац".

27 апреля в Павлово-Посаде по случаю открытия Клуба спорта состоялся большой спортивный праздник. Более 5 тысяч зрителей стали его участниками. После молебна и освящения плаца на поле вышла первая команда Клуб-спорта "Павлово". Соперниками ее были специально приглашенные на это торжество футболисты КСО. Преимущество "морозовцев" было бесспорным, и они победили со счетом 5:1. За КСО играли в этот день Гринвуд, Мишин, Куликов, Степанов, Андреев, Андрианов, Шелобанов, Золкин, Макдональд, Жаворонков и Голубков. Павлово-Посадские футболисты вышли в составе: И. Чесноков, Ансеров, Смирнов, Анисимов, Каменский, Хухарев, Соколов, Молчанов, Б. Чесноков, Карпихин, Ф. Попов.

В этот же день лига любителей легкой атлетики Орехово-Зуева устроила состязания в эстафетном беге 4x100 м, беге на 1500 и 100 м , толкании ядра, метании молота, а также по прыжкам в длину и высоту с разбега. Эстафету выиграла команда КСО в составе Каштанова, Кынина, Шибаева и Макарова. Шибаев одержал победу и на длинной дистанции. В остальных видах соревнований победили Кондратов, Львов и Князев.

Активно работала местная секция велосипедного спорта. Стараниями ее руководителя Николая Федоровича Смирнова в Орехово-Зуеве устраивались так называемые велосипедно-моторные гонки. Н.Ф. Смирнов заразил многих велосипедным спортом своей тысячеверстной поездкой в Финляндию в сопровождении членов КСО Маслова и Тихомирова. 27 апреля 1914 года он вместе с товарищами по спорту отправился по маршруту Орехово-Зуево - Тверь – Новгород - Псков - Петербург - Рига - Варшава - Гомель - Житомир - Киев - Москва - Орехово-Зуево.

При общем подъеме интереса к спорту, к занятиям футболом, легкой атлетикой, при массовой организации кружков, спонсорской деятельности фабричных администраций отношение фирмы Саввы Морозова к физкультуре и спорту нередко вызывало критику в печати. Летом 1914 года критике подверглась администрация фабрик С. Морозова за то, что она не привела в порядок плац футбольного кружка "Нега", на котором играли все кружки, организованные из рабочих и служащих этой фирмы. Поле до того было запущено, что через него ездили все, кто хотел, оно не было огорожено, находилось все в рытвинах.

"Вообще у администрации С. Морозова на дню семь пятниц, - отмечал журнал "К спорту" в июне 1914 года, делая павильон для команды КЛС, по непонятным причинам она в продолжение двух месяцев не может достроить. Неужели за неимением средств? Тратя для кучки высшей администрации бездну денег на приглашение "знакомых" артистов, для массы ничего не делают".

Словно продолжая начатый разговор, в июльском номере этого журнала автор статьи, видимо, подписавшийся псевдонимом "Ореховец", добавляет: "Я еще раз отмечу странное отношение администрации фабрик С. Морозова к своим командам. Все команды Саввы Морозова имеют при себе няньку в лице Африканова по назначению высшей администрации, но нянька эта занята исключительно выделыванием разных ПА на танцевалке и менее всего следит за врученными ей командами. За последнее время игроки команд Саввы Морозова возбуждают массу разговоров и насмешек со стороны публики. Костюмы ужасные - должно быть, сшиты из морозовского брака, некоторые команды вид имеют пестрый... Я думаю, что лига терпит это все последний год и в будущем все наладится к лучшему. Единственная команда С. Морозова КЛС стоит выше всех похвал, несмотря на уход таких игроков, как Андреев-1 и 2, Степанов; команда остается грозой для всех, всегда в полном составе, корректна и вполне заслуживает симпатии публики всех слоев".

Меж тем предстоял розыгрыш первенства России по футболу. Свои заявки для участия в нем подали футбольные лиги Москвы, Орехова, Богородска, Риги, Твери, Ржева, Киева, Чернигова, Юзовки, Ростова-на-Дону, Симферополя, Севастополя, Херсона, Кишинева, Николаева, Харькова и Елисаветграда.

В середине июня сборная футбольная команда России в составе тринадцати игроков без запасного вратаря выехала из Риги через Копенгаген в Мальме, Стокгольм и Христианию для участия в Олимпийских балтийских играх в Мальме. Русский футбол был представлен на них только Москвой, ибо из-за внутренних распрей с Москвой Петербург отказался от участия в играх. "Самое печальное явление в русской жизни, писал тогда журнал "К спорту", это сведение личных счетов в то время, когда нужно стать всем вместе на защиту национального дела". От "морозовцев" в сборную был включен лишь А. Кротов.

На балтийских играх футболисты России, хотя и завоевали бронзовые медали, выглядели бледно. Первый матч они проиграли Германии. 0:7. Затем со счетом 8:1 их обыграли шведы. В Христианию они приехали усталыми. Их поместили на временное житье в монастырь, питались они плохо, настроение было не победным.

На местном стадионе они встретились 29 июня со сборной командой Норвегии. На матче с семейством присутствовал сам король. 10 тысяч зрителей поддерживали хозяев поля. Первый гол в ворота норвежцев забил центрфорвард сборной России "морозовец" Александр Кротов. Во втором хавтайме хозяева сравняли счет, который так и не изменился до конца встречи. После матча за прекрасную игру А. Кротову от имени короля вручен памятный подарок.

Медленно, по-русски неразворотливо, но мощно, входили в спорт большие потенциальные силы народа. На примере Орехово-Зуева можно год за годом проследить за этим уникальным явлением истории и общественной жизни. Летом 1914 года игры ОЗФЛ были в разгаре. Журнал "К спорту" писал в это время: "29 июня у нас опять большой спортивный день. На гонках в Дубровке толчея; на плацу народного гуляния, где играли решающий матч из-за первенства в категории вторых команд, было не менее 3-х тысяч людей. У "купцов" и Зуевского спортивного кружка тоже приличные сборы. Все это доказывает, что спорт в Орехово-Зуеве все идет вперед громадными шагами и недалеко то время, когда центр спортивного интереса перенесется из Москвы к нам. Про футбол нечего говорить, им заражено все и вся. Теперь с образованием легкоатлетической лиги начинается увлечение атлетикой..."

Летом 1914 года восемь европейских государств включились в конфликт, давший начало первой мировой войне. 20 июля (по старому стилю) в Николаевском зале Зимнего дворца в присутствии царя был зачитан манифест о войне и совершено молебствие о ниспослании русскому оружию победы. В России на какое-то время почти замерла спортивная жизнь: были отменены состязания, прекратились тренировки. Тысячи спортсменов стали под знамена воинских частей для защиты своего Отечества.

 

 

Глава 14. В ГОДЫ ВОЙНЫ

 

- Творить благо. - По олимпийской системе. - ОЗФЛ продолжает игры. - Партийная команда. - "Морозовцы" уступают. - Снова в Харькове. - Отъезд англичан. - Перемены к худшему. - Есть надежда. - Инцидент. - Кубок у новогиреевцев. - Чествование героев.

 

Неожиданно разразившаяся война опрокинула все планы спортсменов, многие из них были призваны на защиту Отечества. Изменились и задачи спортивных организаций, раньше всех свое место в новой обстановке нашел клуб спорта "Орехово". Благодаря исключительной настойчивости и энергии своих руководителей клубу удалось в короткое время закончить постройку прекрасного здания, удобствами которого должны были пользоваться спортсмены. Здание это было отдано местной организации общества Красного Креста, образованной самими же членами спортивного клуба. На состоявшемся собрании совет старшин КСО решил отчислить в фонд Красного Креста 500 рублей, по праздникам устраивать матчи с использованием полученных средств на благотворительные цели, а также выпустить подписной лист среди своих членов для добровольных пожертвований. В первые же дни подписка дала около двух тысяч рублей. Инициаторами нового дела стали президент КСО А.В. Чарнок и его супруга А.И. Чарнок, именно они подали мысль о вступлении клуба на новый, благотворительный путь.

В самые первые дни войны оказались подлежащими призыву вице-президент клуба С.С. Куприянов, старшины КСО доктор медицины М.М. Щукин и врач В.В. Крылов. Из игроков на театр военных действий отправились А. Мишин, братья Кынины, М. Савинцев, А. Волков, С. Маслов и П. Маслов. Некоторые из них прямо в первые дни ушли на передовые позиции. Журнал "К спорту" в большой статье "Деятельность "морозовцев" в Орехово-Зуеве" писал в частности о призывниках КСО: "Надеемся, что они хорошо сумеют защитить честь России, как защищали когда-то честь КСО..."

15 августа в Орехово-Зуеве состоялся матч между "морозовцами" и командой Британского клуба спорта. На трех автомобилях, предоставленных А.В. Чарноком, фабрикантом Уткиным и руководством Национальной гостиницы, с Курского вокзала британцы были доставлены в Орехово. Здесь они позавтракали и немного отдохнули. Матч начался в 17 часов, и, несмотря на мокрую погоду, прошел в быстром темпе и исключительно корректно. Чувствовались сдержанность и уважение игроков друг к другу. Верх взяли "морозовцы". 7:6. После матча состоялся дружественный обед, закончившийся исполнением русского и британского гимнов. Весь сбор от матча был передан в пользу только что открывшегося в помещении КСО местного Красного Креста.

Британцы уезжали из Орехово-Зуева довольные матчем и той объединенностью, которая сквозила в атмосфере этой встречи. За "морозовцев" в этом матче играли: Гринвуд, Мишин, Куликов, Андрианов, Золкин, Андреев, Степанов, Голубков, Жаворонков, Кротов и Макдональд.

Продолжила свои игры и местная футбольная лига. В конце августа на новом стадионе КСО прошел финальный матч на кубок ОЗФЛ. "Купцы" играли против КЛС. Игра вышла напряженной и чересчур резкой. Победу завоевали "купцы", команде ОКС и был вручен кубок ОЗФЛ.

В связи с началом войны МФЛ отменила официальные футбольные матчи, однако на своем заседании 1 сентября по просьбе команд все же решили разыграть осеннее первенство, но по олимпийской системе, так как ряд клубов был лишен возможности проводить регулярные игры. Независимо от категории команд в розыгрыше приняло участие 16 клубов, в частности Чухлинка-Шереметьевский кружок спорта (ЧШКС), клуб любителей игры в футбол (КЛИФ), Общество любителей лыжного спорта (ОЛЛС), "Тарасовка", футбольная лига Ярославской ж/дороги, Московский кружок любителей спорта (МКЛС), "Орион" (Богородский кружок любителей спорта), ЗКС, КСО и другие.

"Морозовцы" были значительно ослаблены уходом ведущих игроков и не составили конкуренции лидерам. В финале первенства встретились команды ЗКС и "Униона". Победили замоскворецкие спортсмены, они и стали первыми после "морозовцев" чемпионами МФЛ и обладателями кубка Р.Ф. Фульда. ЗКС в финале представляли: Бабыкин, С. Сысоев, П. Попов, Лескот, Н. Лавров, М. Романов, Ларин, В. Житарев, Россиус, Головацкий и С. Романов.

12 октября на поле ЗКС прошел матч победителей МФЛ со сборной Москвы. Со счетом 3:2 победили новые чемпионы.

Спортивные организации подводили итоги минувшего сезона. Несмотря на поражение "морозовцев", в целом состояние футбола было хорошим. Корреспондент журнала "К спорту" писал об этом так: "Розыгрыш футбольного первенства кончился в сентябре. В классе "А" (речь идет о первенстве ОЗФЛ - авт.) выиграл ОКС. В команде ОКС очень хорош вратарь Туранов, и великолепна вся линия нападения с Кротовым во главе; хавбеки Степанов и Андреев играют у "морозовцев", и это уже все, что можно сказать о них. ЗСК имеет в своей команде Мишина-1 и Куликова - один из крупных залогов на успех; голкипер Шелобанов - лучший после Туранова; в текущий сезон у ЗСК особенно выделяется Андрианов; линия форвардов очень сыгралась между собой и красиво, и быстро играет на пасах, но очень жаль, что нет кротовского напора. Один из форвардов ЗСК Жаворонков попал в премьеры (играет у "морозовцев"), "Нега" совсем разладилась и вышла из класса "А". Очень хорошо держался КЛС, где играли Золкин и Голубков; в команде выделились Соловьев, Озерецкий, Костриченко, Паршин и Суровов. С начала сезона хорошо держались "Абрамовцы", но потом расклеились... В текущем сезоне ОЗФЛ пробовала свои силы с Москвой и оба раза неудачно... Большое влияние на исход этих матчей сыграло то обстоятельство, что выбирали команду по голосам, и каждый представитель старался провести своего кандидата. В обоих матчах линия форвардов была очень неудачно скомбинирована".

Рассказывая о прошедшем футбольном сезоне, спортивный обозреватель не упомянул о "Грозе". В календарь игр эта команда была включена именно в 1914 году. "Гроза" играла по классу "Б" в секции "Б" вместе с такими командами, как "Волга", "Стелло", "Сокол", "Паризьен", "Ионово", "Меркурий" и была прикреплена к футбольному плацу спортивного кружка "Нега". Это была партийная команда членов РСДРП.

Еще в годы после первой русской революции Орехово-Зуевская организация РСДРП для усиления своего влияния в массах стала использовать любые легальные возможности. Как средство маскировки своей деятельности было решено также использовать и футбол, для чего летом 1913 года была организована команда "Гроза". У игроков были майки с белыми и черными полосами, символизирующими грозу.

Чаще всего свои тренировки команда проводила на поляне возле 3-й железнодорожной будки. Всякая такая тренировка была вместе с тем совещанием и сходкой партийцев. Если подъезжали казаки или объездные, им объясняли: "Тренируемся, а теперь отдыхаем". Посмотрев на мяч, который в таком случае ставился на видное место, те скакали дальше.

Сам факт создания такой команды является своего рода уникальным в истории России как, впрочем, необычна судьба самого спортивного феномена в истории России - провинциального Орехово-Зуева.

Несмотря на военное время, Орехово-Зуевская спортивная лига 1 февраля 1915 года устроила на катке КСО традиционный спортивный праздник. Разыгрывалось первенство лиги по конькам. От КСО в состязаниях приняли участие К. Андреев, Мурановкин, Игнатьев, Беляков, Бажанов, Соколов. От ОКС в забегах выступили Н. Смирнов, С. Смирнов, Кротов, Голованов, Тихомиров, Леваков. КСЛГ представляли Чуваев, Кружков и Кузов.

На пятисотметровке победу одержали Кружков и Андреев, первым на финише дистанции 1500 м снова был Кружков. 5000 м первым преодолел Н. Смирнов. По итогам всех дистанций чемпионом лиги стал Кружков, второе место занял Н. Смирнов, а третье Кротов.

Тем временем футбольные клубы готовились к новому сезону. В 1915 году первые игры МФЛ были проведены 5 апреля, "морозовцы" же свой первый матч провели 12 апреля в Москве. На поле ЗКС они уступили хозяевам 1:2. "Убыль в составе команды КСО многих сильных игроков, ушедших на театр военных действий, писал "Русский спорт", отразилась на сильной когда-то команде КСО и заставила их уступить ЗКС".

3 мая "морозовцы" снова были в Москве. На этот раз они приняли участие в организованных МФЛ соревнованиях, сбор от которых пошел в пользу раненых. Со счетом 0:3 команда КСО проиграла в этот день сборной Москвы.

Между тем с фронта стали приходить печальные известия. В бою погиб бывший председатель кружка спорта "Абрамово" прапорщик К.И. Абрамов. Та же участь постигла члена этого же кружка Голубятникова. Никогда уже им не придется вернуться домой, встретиться с товарищами по спорту.

В начале мая "морозовцы" выехали в Харьков. Это была четвертая поездка за всю историю КСО. В трех первых футболисты Орехово-Зуева остались непобедимыми. Вот что писала "Спортивная неделя" об этом в номере от 17 мая 1915 года: "10 и 12 мая у нас гостили "морозовцы" - наши давние знакомые. В первый день москвичи встретились с командой "Штандарт". Накануне прошел дождь и сделал поле "Саде-Футбол-Клуба" тяжелым". "Морозовцы" легко справились со своим слабым противником (7:1). 11 мая гости встретились с "Саде-Футбол-Клубом", вернее со сборной нескольких клубов под фирмой "С.Ф.К." Игра москвичей отличалась сравнительной сыгранностью и отличной пасовкой, чего не хватало нашим игрокам. "Морозовцы" выиграли встречу 5:2".

Несколько в ином тоне описывает игру "морозовцев" 1915 года в заметке "Морозовцы" в Харькове" журнал "К спорту": " У "морозовцев" не оказалось ни одного знакомого лица... Все новые. Вспомнил я команду их 1912 года и теперешние "морозовцы" куда хуже старой. Одни форварды - Бонд, Локкарт, В. Чарнок, Дикин, Томлинсон чего стоили! Все они шли, словно по ниточке. Теперь не то, далеко не то. Хавбеков Э. Чарнока, Я. Чарнока и Акимова сменили юнцы, класс которых несравненно ниже первых. И беки были классные: пара Савинцев и Мишин-1 превосходна была. Теперь уже не то. Но все же "морозовцы" хороши".

В Харькове команда КСО выступала в следующем составе: Туранов, Зубов, Бейт, Жаворонков, Андреев-1, Степанов, Денисов, Андреев-2, Кротов, Макдональд, Золкин и Федяев.

Лиговые соревнования ОЗФЛ открыла 9 мая. В этом же месяце ее сборная дважды встречалась с командой Новогиреева и дважды уступила ей (0:2 и 2:4)

В июне 1915 года собрание МФЛ выработало календарь осенних игр. Было заявлено, что из высшей категории выбыл Британский клуб спорта ввиду того, что очень много игроков ушло на войну. Из МФЛ выбыли также Измайловский кружок спорта и Кружок 20-й версты. Собрание утвердило членом комитета МФЛ от КСО Д.П. Матрина.

Война вносила свои коррективы не только в состав клубов МФЛ, но в составы первых команд, отчего класс игры многих стал значительно ниже. Забота о защите Отечества выходила на первое место. Вот что, например, заявил своим членам комитет БКС: "Если вы здоровы и можете играть в футбол, то можете и воевать. Выступайте теперь сильными и здоровыми на другое поле. Идите защищать Родину - поезжайте волонтерами домой, в Англию." И они уехали.

На ежегодном общем собрании Всероссийского футбольного союза, которое прошло 28 июня, было избрано новое правление ВФС. Председателем его стал Г.А. Дюпперон, казначеем А.А. Кононов (Орехово-Зуево). Одним из кандидатов в члены правления был избран А.Д. Кынин, представитель КСО. Собрание приняло также русскую терминологию в футболе, предложенную Московской лигой. Тут же были внесены некоторые поправки в ее редакцию.

Летние игры МФЛ вскрыли вместе со снижением уровня мастерства спортсменов и другие недостатки. Не обошли они и команды ОЗФЛ. Так, в своем письме в редакцию журнала "К спорту" Н.И.Морозов из Орехово-Зуева писал: "Команда "масловцев", как их просто называют в Орехово-Зуевской лиге, вела себя в игре с нашей командой крайне грубо, даже возмутительно... Толчки в спину, задержание игрока руками за фуфайку, боксирование куда попало в тело игроков – вот, очевидно, девиз ОКС... Когда центральному полузащитнику ОКС Андрееву один из наших игроков сказал, зачем он пускает в дело "бокс", то он ответил: "А то еще запущу".

В играх первенства 1915 года товарищеские прежде отношения игроков стали явно недружелюбными. Проскальзывала зависть к сильнейшим, и желание, во что бы то ни стало, быть первым породило массу грубости на поле и интриг за его пределом.

3 августа комитет лиги рассмотрел случаи участившейся грубости на поле и принял ряд мер, ужесточающих выполнение правил. За оскорбление Я.К. Чарнока во время перерыва игры членами ОКС комитет закрыл плац "купцов" до конца сезона 1915 года.

К осени ОЗФЛ завершила первенство. Чемпионами и обладателями кубка лиги на этот раз вышли футболисты Зуевского спортивного кружка (ЗСК), среди вторых команд класса "А" победили "купцы". Лучшими, по мнению специалистов, в Орехово-Зуевской лиге были Туранов, Жаворонков, Федяев, Графов, К. Андреев, Зубов, Завьялов, а среди футболистов Павлово-Посада - Ансеров, С. Агапов, Н. Агапов, Карпихин и Богданов-1.

Осеннее первенство Москвы разыгрывало пять клубов: КСО, КФС, СКЛ, ЗКС и команда "Новогиреево". 6 сентября МФЛ устроила благотворительный матч на поле СКС. "Морозовцы" в который раз за последние годы играли против сборной Москвы. Встреча закончилась вничью 1:1. Собранные от матча средства пошли на содержание лазарета при Московском олимпийском комитете.

В эти сентябрьские дни произошел неприятный инцидент между вице-президентом МФЛ А.В. Чарноком и Б.М. Чесноковым, капитаном команды "Новогиреево".

14 сентября на плацу КСО проходил финальный матч на кубок Р.Ф. Фульда между "морозовцами" и командой Новогиреева. В первой половине встречи хавбек КСО К. Андреев выразился нецензурными словами по отношению к игроку противника. Судья С.И. Булычев услышал это и велел Андрееву извиниться перед оскорбленным, но тот отказался. Тогда судья удалил хавбека "морозовцев" с поля.

А.В. Чарнок, бывший в то время президентом КСО, вышел на поле и в перепалке с судьей настоял на изменении его решения. Андреев вернулся на поле.

Во время перерыва в матче капитан новогиреевцев член МФЛ Б.М. Чесноков подошел к выяснявшим отношения судье и А.В. Чарноку и попросил сделать указание "морозовцам" играть корректнее. Капитаны Чесноков и Макдональд в знак принятия этого решения пожали друг другу руки, однако в этот момент А.В. Чарнок повернулся к Чеснокову и обозвал его мальчишкой и нахалом.

После игры клуб спорта "Новогиреево" направил в МФЛ заявление об инциденте, а А.В. Чарнок подал жалобу Владимирскому губернатору. Б.М. Чесноков публично заявил тогда, что дает А.В. Чарноку за его слова пощечину. Инцидент разбирался третейским судом, дело кончилось миром.

Что касается самого финала, то победителем первенства МФЛ 1915 года и обладателем кубка Р.Ф. Фульда стала команда "Новогиреево", за которую выступали Данилов, Воронцов, Короткое, Чесноков, Леонтьев, Бухтеев-1, Архангельский, Бухтеев-2, Яковлев, Канунников и Залыжкин. Этим же составом новогиреевцы 1 октября на поле ЗКС обыграли сборную МФЛ, забив ей три сухих мяча.

Слава КСО в Московской футбольной лиге стала постепенно клониться к закату, хотя команда "морозовцев" еще продолжала считаться одной из лучших в МФЛ. Даже Вилли Чарнок в это время перестал быть "несравненным". Но если на фоне минувших побед и достижений "морозовцы" несколько померкли, то благотворительная деятельность КСО в годы войны шла в ногу с проявлением российского милосердия.

26 ноября по инициативе А.В. Чарнока в помещении КСО состоялось чествование георгиевских кавалеров, находящихся на излечении в местных лазаретах. Когда в большом зале клуба все были в сборе, оркестр трижды под крики "Ура!" исполнил российский гимн. Затем гостям был показан "кинематограф" на темы войны и спорта. Со всех фабрик Орехово-Зуева солдатам принесли подарки. В этот вечер пили кофе, чай, в непринужденной обстановке вели разговоры, звучали здравицы в честь героев, в честь близкой победы в войне.

 

 

Глава 15. НАКАНУНЕ ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА

 

- В связи с войной. - Гости из Петербурга. - В местной лиге. - КСО терпит поражение. - Сделка не состоялась. - Пожар. - На кубок Коломяги. - Заслуженные ветераны.

 

В связи с военным временем во многих городах России открывались военно-спортивные комитеты, которые организовывали занятия по допризывной подготовке молодежи. 3 апреля 1916 года председатель Военно-спортивного комитета России Б.А. Юренев провел первое заседание соединенной комиссии спортивных организаций. В стране объявлена кампания по "мобилизации спорта".

Московская футбольная лига открыла свой сезон играми 27 марта на поле ЗКС, которое считалось образцовым в лиге, оно быстрее других просыхало и укрепляло свой покров после зимы. В первый же день Замоскворецкий клуб разгромил на своем поле команду Коммерческого училища Зыбина. 17:0.

"Морозовцы" сезон 1916 года на своем поле открыли 17 апреля. В этот день они принимали футболистов СКЛ. Стоит сказать, что война, осложнившая всю обстановку в стране, создала трудности и в сообщении между городами. Нередко команды, чтобы не опоздать на игру, выезжали из Москвы в Орехово или обратно вечером накануне дня встречи. Призывы в действующую армию делали нестабильными составы команд.

Так было и на этот раз. "Лыжники" приехали в составе девяти игроков, двоих по согласованию с хозяевами поля они позаимствовали у КСО. "Морозовцы" со счетом 9:3 легко обыграли гостей. Прекрасно играли в этом матче вратарь Туранов, К. Андреев и "старик" Мишин. Появились в составе "морозовцев" и новые игроки: Перницкий, Смирнов, Антонов и Хаваев.

Успешное начало сезона было затем смазано сокрушительным поражением, которое потерпела команда КСО от СКЛ в Москве. 0:5. Гости жаловались тогда на жару и большие размеры футбольного поля хозяев. К слову сказать, поля футбольных клубов того времени представляли довольно пеструю картину. Так, еще в 1913 году журнал "К спорту" писал: "Прекрасное поле ЗКС, "лошадиное" СКС и булыжная площадка "Униона". Какие контрасты!"

У "морозовцев" площадка была в прекрасном состоянии, большей частью поэтому, да еще, учитывая класс игры ореховозуевцев, сюда с удовольствием приезжали команды МФЛ и Петербурга. Одна из таких встреч состоялась 8 мая 1916 года. На поле вместе с хозяевами - клубом КСО, вышли футболисты "Спорта", представлявшие Петербургский кружок любителей спорта. В его составе играли такие известные на всю Россию игроки, как Батырев, Егоров, Родионов и другие.

"Спорт" играл изобретательнее и инициативнее "морозовцев", хозяева поля не раз попадали в трудное положение. И хотя они сумели забить в ворота петербуржцев два мяча, все они на счету Макдональда, но взять верх не сумели. "Спорт" выиграл со счетом 3:2.

На следующий день в Павлово-Посаде состоялся первый матч сезона, проведенный по календарю ОЗФЛ. Команда КСА ("абрамовцы") разгромила сборную Дрезны - 5:0. 5 мая она же со счетом 8:2 обыграла ликинцев.

В 1916 году ОЗФЛ разыгрывала только кубок для первых команд класса "А". В состязаниях приняли участие команды ОКС, КЛС, ДСП, Ликинского кружка, КФД, "Неги" и КСА. Остальные команды классов "А" и "Б" распались из-за ухода игроков на фронт. Пришло известие о гибели еще двух спортсменов ОЗФЛ: прапорщика В.Ф. Шевелкина и рядового Курина. Тревожное положение в стране усиливала пассивность игроков, падал интерес людей к спорту, заслоненный массой проблем иного плана. Лишь некоторые клубы сумели в это нелегкое время сохранить былой настрой спортсменов. Вот, например, что писал корреспондент П. Алексеев из Павлово-Посада в "Русском спорте" в сентябре 1916 года: "У "лабзинцев" сезон прошел совсем без дела, даже футбольное поле и то заросло травой. Что касается Кружка спорта при фабрике И.П. Абрамова, то там спортсмены занимаются исключительно футболом... Из состава КСА четверо лучших игроков в настоящее время играют в Новогиреевском спортивном обществе, один в первой команде и трое во второй".

В начале августа лиговые встречи были закончены. Первое место в классе "А" и кубок ОЗФЛ завоевали "купцы" из ОКС. Второе место заняли футболисты КЛС, третье - команда Дулева.

Поздней осенью 1916 года активисты спорта Орехова, чтобы сбить гнетущую атмосферу нервозности, вызванную войной, привлечь людей к футболу, восстановить былой интерес к этой игре, организовали оригинальный благотворительный матч. На лучшее поле Орехово-Зуева вышли команды "толстых" и "тонких", составленные из любителей футбола и болельщиков. Ворота соперников защищали лилипуты отец и сын Шмелевы, работавшие на мануфактуре Викулы Морозова. Смешны и азартны в своих действиях были на футбольном поле игроки И.Н. Виноградов, И.И. Бодров, Н.А. Тихомиров, Сорокин и другие.

Встреча "толстых" и "тонких" вдоволь напотешила многочисленную публику, память об этом дне до сих пор жива у ветеранов.

Осенний сезон на кубок Р.Ф. Фульда Московская футбольная лига открыла 6 августа. Врозыгрышеучаствовало6клубов: ЗКС, СКЛ, КСО, КФС, ЧМКС, "Новогиреево". "Морозовцы" в этом сезоне выступили неудачно. На традиционный матч со сборной Петербурга, состоявшийся 24 сентября, МФЛ заявила от КСО только вратаря Туранова. Матч извечных соперников закончился ничейным результатом - 2:2. В этой встрече отлично играл голкипер москвичей. Чемпионом же МФЛ 1916 года стал Замоскворецкий клуб спорта.

Тревожное положение на фронте, затянувшаяся война поставили перед Всероссийским футбольным союзом вопрос: проводить или нет первенство России. В результате проведенного опроса о желательности устройства первенства страны выяснилось: большинство футбольных центров отреагировало на это отрицательно. Все матчи российского масштаба были отложены.

Россия переживала небывалый экономический и политический кризис. Участились выступления пролетариата против войны, против голода, против буржуазии. Смутное время 1916-1917 годов привело империю к критической точке. В одном из крупнейших пролетарских центров России подмосковном Орехово-Зуеве накал кризиса чувствовался особенно остро. Вот что писал об этом позднее в своих воспоминаниях Р.Б. Локкарт: "Еще одна сцена этого дня (12 марта 1917 года) в Москве стоит у меня перед глазами. Идя домой, я повстречал на улице Гарри Чарнока. В течение нескольких месяцев он вел переговоры о продаже текстильной мануфактуры Викулы Морозова группе богатых американских предпринимателей. Морозовы с крестьянским упрямством все тянули и тянули - и вот теперь оказалось, что уже слишком поздно. Без лишних слов Чарнок протянул мне листок бумаги. Это была телеграмма от покупателей из Америки, в которой сообщалось, что сделка не состоится. Крупный капитал испугался событий в России".

В этот критический момент английские специалисты перед прямым требованием организованного в Орехово-Зуеве большевистского Совета взять контроль над производством, встали на сторону хозяев. После предъявления Советом требований заместитель управляющего по прядильным фабрикам Викулы Морозова Я.К. Чарнок поджег склад с хлопком. Пожар принял ужасающие размеры. Рабочие сумели все же потушить его, кипы были энергично раскиданы и тлели еще долгое время.

Многие английские специалисты покидали в это время и Орехово-Зуево и Россию, которая находилась "во мгле". При мануфактуре В. Морозова остались лишь директор БПФ А.В. Чарнок и его помощник Яков Чарнок, за которого вступился английский генеральный консул Локкарт, да, тот самый, который в 1912 году один сезон превосходно играл форвардом в знаменитой команде "морозовцев".

От имени Ореховского Совета рабочих депутатов Я.К. Чарноку объявили строгий выговор.

Несмотря на смутное время, МФЛ решила все же провести в 1917 году свои игры. КФС учредил для этого новый приз - кубок Коломяги. Розыгрыш его проходил по олимпийской системе, участвовало в нем 14 команд. Потерпев поражение от чемпиона лиги команды ЗКС "морозовцы" выбыли из состязаний. Завоевала кубок команда СКЛ. 14 мая "лыжники" в традиционной игре встретились со сборной Москвы и проиграли при счете 3:5. В сборной отличились Игнатов, Канунников и снова знаменитый "морозовец" Туранов.

В осеннем первенстве на кубок Р.Ф. Фульда право быть чемпионом МФЛ оспаривали команды ЗКС, СКЛ, КСО, КФС, ОФВ и "Новогиреево". Как писала пресса, только футболисты Новогиреева, КСО и ОФВ имеют шансы на победу, другие же команды признавались чисто статистами. Так оно и вышло. Кубок Р.Ф. Фульда завоевали новогиреевцы. Они же этой осенью обыграли сборную Москвы со счетом 4:1 и команду Петрограда - 2:0. "Морозовцы" в этом сезоне играли неровно, то выигрывали у сильнейших, то терпели поражение от слабых команд. О сохранившихся больших возможностях клуба спорта "Орехово" говорил матч, проведенный 14 августа 1917 года. Со счетом 6:1 они разгромили чемпиона МФЛ команду Новогиреева. По итогам сезона КСО занял третье место в лиге. В осенних матчах за сборную Москвы от "морозовцев" играли Туранов, Шапошников, Перницкий и Архангельский.

Чемпионом ОЗФЛ в этом году вновь стали "купцы". Команда ОКС завоевала кубок в споре с КЛС, ЗСК, СКН, ЛСК, футболистами клубов "Нега", "Дрезна", "Дулево", "Спортинг".

Как и во всей стране, футбол в 1917 году уступал место политике, открытой борьбе классов. В конце ноября было реквизировано и превратилось в чайную-читальню помещение "Клуб-спорта "Орехово". Покинули команду КСО англичане. Перемены не вдохновляли. В спортивных комментариях того времени ореховозуевских футболистов нередко называли теперь "заслуженными ветеранами", памятуя о былых победах и отдавая дань команде, которая на протяжении нескольких лет подряд была гордостью русского футбола и блистала на его небосклоне звездой первой величины.

 

Глава 16. КТО ОНИ, "МОРОЗОВЦЫ"?

 

Клуб-спорт "Орехово" собрал под свои знамена блестящих футболистов, истинных бойцов, способных играть почти неустанно все два тайма от начала до конца. Зрители тысячами шли на игры "морозовцев", одно имя команды в Москве и Петербурге, Харькове и Орехове говорило о высоком классе игры, вызывало уважение к команде.

"Команда "морозовцев" - это гроза для всех команд "России", - говорил прославленный ветеран футбола Батырев. "Командам Москвы трудно бороться с "морозовцами". В их футбольной команде на каждое место - по нескольку запасных равноценных игроков", - заявлял один из основателей футбола в России А.И. Вашке. Кто же они, пионеры московского и ореховского футбола, его гвардейцы, блиставшие неповторимой игрой в дореволюционные годы?

Доброй памяти заслуживают английские игроки, служащие фабрик морозовских мануфактур. В большинстве своем это были уроженцы Ланкашира и Йоркшира, некоторые, еще будучи на родине, играли в таких клубах, как "Бэри", "Олдхем Атлетик", "Бишоп Оклэнд". Был среди них один йоркширец родом из Галифакса. Весом в 6 пудов, он прекрасно играл в регби. Англичане пытались привить эту игру в Орехово-Зуеве, однако из-за твердости грунта на футбольных площадках отказались от этой затеи. Однако, по порядку.

Ворота "морозовцев" "первой волны" защищали О. Хаваев, Бертель, И. Новлянский, Р. Гринвуд, Н. Макаров, Н. Бухаринский. Из них только англичанин Гринвуд работал непосредственно на фабрике В. Морозова, все остальные - служащие Никольской мануфактуры.

Самым первым в ворота встал Осип Хаваев. Играл он неровно, но смело. Бертель провел в воротах несколько игр, затем "переквалифицировался" в форварды. Дольше других голкиперов защищал ворота "морозовцев" Николай Макаров. Длительное время за основную команду выступал англичанин Гринвуд, родственник братьев Чарнок. Оба эти голкипера ценились в команде своей хладнокровностью, умением выбирать место в воротах, грамотно согласовывать свои действия с беками.

Линия защиты "морозовцев" дала в свое время прекрасных беков, одним из которых был Владимир Мишин. После игры с клубом "Хольштейн" журнал "К спорту" писал: "...из беков, безусловно, выделяется В. Мишин, артистически регулярно отбиравший мяч у ведущего противника и спасавший ворота в самые критические моменты. Команда играла хорошо, выше всякого ожидания... ни сборная русская, ни "Вся Москва" не сыграет с немцами так хорошо, как "морозовцы".

Симпатичный усач, игрок крепкого телосложения, он не обладал эффектным ударом, оставался как бы незаметным на поле, однако в каждой игре проявлял талант быть на месте и отобрать мяч у противника, что делало его весьма ценным игроком. Выдающиеся качества его игры были явны, неоднократно В. Мишин выступал за сборные Москвы и России.

Родился и вырос он в Орехово-Зуеве, работал служащим в конторе В. Морозова. Играл в команде "морозовцев" вместе с братом Анатолием. Московские болельщики называли его "стеной" морозовцев". После Чарнока Владимир Мишин стал капитаном команды КСО.

Любопытный факт: пять футболистов КСО - братья Мишины, Макаровы и Савинцев жили в те годы вместе в одной казарме на Крутом близ знаменитой Англичанки.

Вместе с В. Мишиным в линии обороны играли беки Дункерлей, М. Савинцев, Нуталь, П. Маслов, Уатсон, А. Бледнов и Сазонов. Выделялся среди них среднего роста плотно сбитый шатен с карими глазами Михаил Савинцев. Вырос он, как и большинство русских игроков команды КСО, в Орехове, работал в конторе В. Морозова. Кроме мастерства на футбольном поле отличался своей подтянутостью, общительностью и интеллигентностью. Участник двух мировых войн М.Н. Савинцев умер от ран в военном госпитале Абакана. Его младшим братом был прославленный вратарь сборной СССР Николай Савинцев.

Неукротимыми бойцовскими качествами обладал другой бек "морозовцев" - Петр Маслов. Работал он ткачом на фабрике В. Морозова, а позже - так называемым "этажным". В футбол начал играть с 1907 года, в команду КСО был принят по рекомендации Алексея Бледнова, друга юности, игравшего за "морозовцев". На поле во время игры своими действиями он не оставлял никакой свободы форвардам противника.

П. Маслов - участник революции 1905 года, 55 лет проработал на ткацкой №3, от простого рабочего вырос до начальника цеха. Его сыновья стали мастерами фабрик Орехово-Зуева.

Англичане Дункерлей, Нуталь и Уатсон играли за "морозовцев" чуть больше года. Это были игроки цепкие в единоборстве с противником, с высокой культурой паса.

Никем не превзойденная у "морозовцев" была линия хавбеков. Это признавали все. С восторгом отзывались специалисты об игре А. Акимова, Я. Чарнока, братьев Николая и Александра Кыниных, Э. Чарнока, П. Чичваркина, Гейвуда, К. Андреева, А. Куликова, А. Степанова. Самыми яркими звездами среди них были Андрей Акимов и Николай Кынин, игроки первой олимпийской команды России 1912 года. "Один из лучших русских хавбеков, - писал об Андрее Акимове журнал "К спорту", - играл за сборную Москвы 10 раз и за Россию три раза... Акимов обладает поразительной подвижностью и весьма разумной игрой. Единственный игрок, правильно работающий головой. Хорошо помогая форвардам, Акимов является очень ценным в нападении".

Уроженец Орехово-Зуева А. Акимов работал в конторе Викулы Морозова служащим. Он был небольшого роста, косолапым, обладал большой прыгучестью. Головой играл виртуозно, за что получил прозвище "чугунная голова". Играл в каждом матче исключительно старательно.

Его напарник по линии хавбеков Николай Кынин владел ярко выраженным стратегическим мышлением в игре. Смелый и напористый, он был хавбеком атакующей активности. К сожалению, и А. Акимов, и Н. Кынин ушли из жизни очень рано, оставив после себя память как о выдающихся футболистах России начала XX века.

Среди пионеров команды КСО был и старший брат Н. Кынина Александр. Он недолго играл за КСО, но спорту посвятил всю свою жизнь. Александр Дмитриевич был очень ответственным и беспокойным организатором, настоящим рыцарем спорта. Каждый раз перед поездкой его любимой команды в Москву на игры он ранним утром обходил дома, где жили футболисты, беспокоясь, чтобы кто-то не проспал. Знаменитый вратарь "морозовцев" и сборной России тех лет Григорий Туранов сочинил по этому поводу четверостишие:

Отец родной нам Кынин Саша.

Он шел к нам утром на порог.

Всегда был с нами, с маслом, с кашей.

Для нас - двенадцатый игрок.

А.Д. Кынин долгое время был представителем Клуб-спорта "Орехово" в МФЛ, судил футбольные матчи Московской лиги и у себя дома. Он был директором главного стадиона Орехово-Зуева.

Жили братья Кынины в деревянном доме на Англичанке по соседству с домом А.В. Чарнока.

К. Андреев пришел в команду КСО из кружка любителей спорта, действовавшего при казарме №79 С. Морозова. "Морозовцы" ценили его игру за гибкость, острое чувство ситуации: при необходимости он становился мощным защитником или же был в числе форвардов. С партнерами играл внимательно, был тем цементирующим звеном команды, которое чаще всего активно содействовало победе.

Константин Андреев родился в Орехово-Зуеве, окончил Никольское училище, работал учеником чертежника на механическом заводе С. Морозова. Участвовал в первой мировой, гражданской, финской и Великой Отечественной войнах. С футболом расстался в первые годы советской власти после травмы ноги. В голодном 1931 году золотые жетоны, завоеванные им в команде "морозовцев", пришлось сдать в Торгсин, чтобы прокормить семью. Его друзьями в жизни и по спорту были знаменитые "морозовцы" А. Шапошников, А. Степанов, И. Федяев, В. Перницкий. Младшие братья К. Андреева Сергей и Вячеслав играли в команде КЛС и были также известными футболистами.

Александра Степанова в Орехово-Зуеве знали как человека увлеченного, разносторонних дарований. Работал он служащим на механическом заводе С. Морозова. В команду КСО был приглашен в 1913 году. Журнал "К спорту" так характеризовал его в то время: "Правый полузащитник. Хорошо держит противника, очень решителен. Прекрасно выбивает мячи, хорошо помогает форвардам. Обладает большой подвижностью, очень хорошо работает головой. За Москву играл несколько раз".

А. Степанов и К. Андреев посещали первую драматическую труппу рабочих Орехово-Зуева в первом рабочем театре России, открытом в городе на Клязьме. В театре, построенном в 1912 году на деньги Саввы Морозова, рабочей труппой руководил известный режиссер В.В. Трубников. В 30-е года режиссером коллектива художественной самодеятельности в Рабочем театре, бывшем Зимнем, стал работать именитый хавбек "морозовцев" Александр Филиппович Степанов.

В средней линии команды КСО играл и хавбек Я. Чарнок. Ему принадлежит большая заслуга в организации первой футбольной команды в Орехово-Зуеве. Он был человеком до конца преданным футболу, не случайно, что именно Я.К. Чарнок стал первым председателем Орехово-Зуевской футбольной лиги. В игре на поле он был хладнокровен и расчетлив, настоящим бойцом, его тактическое руководство командой помогало "морозовцам" подниматься по ступеням спортивного мастерства.

Братья Чарноки жили на Англичанке и работали на бумагопрядильном производстве мануфактуры В. Морозова. Лишь Эдуард Чарнок работал в Серпухове, но навещал Орехово часто, играя за его клуб. Братья пользовались большим авторитетом у жителей Орехово-Зуева. Увлеченные футболом молодые люди показывали изысканную технику и красивую игру. За короткий срок им удалось "заразить" футболом сотни людей, показать преимущество занятий спортом перед пьяной дракой и картежной игрой. И в этом деле лучше всех призывов и навязчивой пропаганды сработал личный пример. Англичане превосходно играли во всех линиях главной команды "морозовцев" вплоть до 1917 года.

Немало замечательных игроков было в команде КСО в линии нападения. В годы становления и взлета команды за "морозовцев" играли форварды В. Чарнок, А Томлинсон, А. Кротов, Т. Бонд, А. Голубков, Макдональд, Бертель, А. Мишин, Дикин, Л.Золкин, Р. Локкарт, В. Макаров, Паур, П. Чичваркин, Ермолаев, одним из самых ярких игроков этой линии был, безусловно, "рыжий Вилли" - Вилли Чарнок.

Ветеран спорта А.М. Каравашкин дает ему такую характеристику: "Василий Васильевич Чарнок (так называли его ореховозуевцы. - авт.) был один из лучших бомбардиров КСО, душой команды, грозой московских вратарей. Во время игры он часто применял профессиональные приемы - толчки, удары, которыми обескураживал защитников. Он всегда шел с мячом по прямой линии и в нужный момент делал обманные финты. Редко уходил с поля, не забив гол, а то и больше. Обладал пушечными ударами, иногда сбивал ими с ног вратаря. За всю жизнь я не видел таких игроков, как В. Чарнок".

Какими только эпитетами не награждала спортивная пресса этого незаурядного футболиста. В матче с командой Новогиреева в 1912 году В. Чарнок забил свой 100-й гол за время пребывания в команде "морозовцев", а в матче с СКЛ в этом же году, который проходил в Орехово-Зуеве, из семи мячей, забитых в ворота "лыжников", шесть были на счету "рыжего Вилли".

Журнал "К спорту" писал о нем: "За Москву играл против чехов, Берлина, венгерцев, Хольштейна и Петербурга... Чарнок на месте центр-хавбека прямо вездесущ... прекрасное умение владеть мячом и обманывать противника".

В.В. Чарнок жил в Орехово-Зуеве в особняке своего брата А.В. Чарнока на Англичанке. Временами он нигде не работал, отдавая все время спорту. Зимой занимался лыжами, играл в русский хоккей. После смерти И.И. Шарко, осуществлявшего на мануфактуре В. Морозова надзор за котлами и паровыми машинами, эти обязанности взял на себя В.В. Чарнок. Я.К. Чарнок руководил механической мастерской.

За "морозовцев" один сезон играл и сын крупного шотландского землевладельца Роберт Брюс Локкарт. По истории он больше известен как один из организаторов контрреволюционного заговора английской, американской и французской миссий в Москве, раскрытого ВЧК в августе 1918 года. Р.Б. Локкарт был тогда арестован и затем выслан в Англию.

В Россию он приехал в январе 1912 года и был назначен на должность вице-консула Великобритании в Москве. Некоторое время Р. Локкарт жил в Хлебном переулке возле Арбата. Это был веселый, общительный и умный человек, без чопорности, с теплыми чувствами товарищества, легким налетом легкомыслия и честолюбия. Умел быстро сходиться с людьми любого звания, неоднократно встречался с Лениным, Троцким, Зиновьевым, Петерсом, Горьким, Гербертом Уэллсом, был знаком со Станиславским, актерами МХАТа, не раз ужинал в "Праге" с А.Н. Толстым. Друзей он имел повсюду. Роберт любил ночные рестораны с цыганами, балет, морозные звездные ночи, русские рождество и масленицу. Летом он играл в футбол и теннис, а зимой катался на коньках на Патриарших прудах. За время пребывания в России полюбил ее искренне.

Н.Н. Берберова в жизнеописании баронессы М. Будберг (М.И. Закревской) "Железная женщина" дает подробную характеристику Р.Б. Локкарту: "Он был выше среднего роста, блондин, чуть плотного, может быть, чем средний британец его возраста. Но спортом занимался он серьезно, и настал день, когда он присоединился к футбольной команде при фабрике текстильщиков братьев Морозовых: "морозовцы" с его участием одержали победу, и команда вышла на первое место. Это доставило ему необыкновенное удовольствие".

С Закревской Локкарт познакомился в 1915 году и одно время они были в супружестве. За "морозовцев" Р.Б. Локкарт играл инсайдом только один сезон 1912 года, вместе с ними в марте этого года выезжал на харьковские матчи. Во время встречи с "Меркуром" 28 апреля в Орехово-Зуеве он забил престижный гол в ворота петербургского чемпиона. В клубе "морозовцев" считался игроком высокого класса.

Успешно играл за команду КСО и центрфорвард Макдональд. Московская пресса не раз выделяла его игру. "Много раз играл за сборную Москвы. Великолепно обманывает противника, обладает хорошей техникой и верным ударом в ворота". "Из "морозовцев" отличился только форвард Макдональд, классно забивший штрафной удар в ворота "Унитас" - это все о нем.

В передней линии выделялся также форвард Дикин. Обладавший хорошим видением поля, хитростью, умеющий владеть финтами, он при своей неудержимости был ценным игроком в команде "морозовцев".

"У "морозовцев" много новых игроков, из которых наибольшего внимания заслуживает Кротов", - писал журнал "К спорту" 26 мая

1913 года. - Старожилы Орехово-Зуева до сих пор помнят о первом голе, забитом Александром Кротовым в ворота сборной Норвегии в июне 1914 года, за который он был удостоен подарка короля этой страны. А. Кротов родился и вырос в многодетной семье набожного ореховозуевского огородника. Высокого роста, крепкого телосложения, с приятными русскими чертами лица он был всегда готов на шутку. На поле был несколько флегматичным спортсменом, но в силовой борьбе во время игры исключительно устойчив. Никто и никогда не смог сбить его с ног. Однако противника он переигрывал не силовым давлением, а техникой исполнения приемов. Рыцарь в футболе, он спокойно, легко и не уставая, играл весь матч, одинаково хорошо играя и в нападении и в полузащите. А. Кротов обладал пушечным ударом и удачно бил по воротам издали.

Александр Кротов часто включался в состав сборной Москвы и России. Сильный, опытный бомбардир, он был настолько уважаем в команде КСО, что каждый раз Вилли Чарнок присылал за ним свою пролетку, чтобы вовремя доставить его на стадион к очередному матчу.

Александр Иванович часто брал на стадион с собой младшую сестру своей жены Машу Артамонову. Он усаживал ее в первом ряду у павильона, быстро переодевался и выбегал на плац, приветствуя земляков взмахами рук. Стадион ревел, увидев своего любимца. После матча А. Кротов, если был с Машей, отказывался идти в трактир со своими многочисленными поклонниками. Он усаживал преданную ему Машеньку в пролетку, и они уезжали домой.

Отца Александра Кротова, Ивана Тимофеевича, руководству КСО нередко приходилось умолять отпустить сына в летний полеводческий сезон на игры с иногородними футбольными командами или же на выезды за границу. Взамен сына известному огороднику тогда давали восемь, а то и десять рабочих с фабрик. При посещении храмов в других городах отцу обязательно обещали поставить свечку за его душу и здоровье.

За свой клуб Александр Кротов играл до 1925 года. В конце 30-х годов как сын крупного огородника он попал в разряд "врагов народа" и отбывал срок в северном Мончегорске. Во время Великой Отечественной войны А.И. Кротов был на фронте, получил ранение в ногу, до выхода на пенсию работал водителем на Ореховском хлопчатобумажном комбинате.

Почти во всех футбольных клубах Москвы за свою спортивную карьеру побывал "морозовец" Леонид Золкин. Лучше всего характеристику ему дает журнал "К спорту" от 1913 года: "Левый крайний. Выдвинулся во второй команде ЗКС, затем в 1912 году перешел в Новогиреево, а в настоящем сезоне играет за КСО... Удивительно быстрый бег и хорошая подача в центр... Неотъемлемым плюсом Золкина без сомнения является его неиссякаемая энергия, подбадривающе действующая на партнеров и заставляющая защиту противника зорко следить за этим игроком".

Леонид Золкин неоднократно играл за сборные команды Москвы и России.

 

 

Глава 17. "Морозовцы" второго эшелона

 

Империалистическая война нарушила ритм качественного роста России во многих областях жизни, в том числе и спорта. Сильнейшие клубы МФЛ и, прежде всего, такие как БКС, КСО, "Унион" потеряли в результате ухода на фронт большинство лучших своих игроков. В 1917 году англичане уже не играли в КСО, многие из них выехали на родину. На смену высококлассным, испытанным футболистам приходили новые, менее опытные, игроки второго эшелона. Самые талантливые и преданные спорту выходили из них в мастера, были любимы и почитаемы тысячами болельщиков. В клубе спорта "Орехово" после 1913 года такими были Туранов, Леваков, Андреев, Жаворонков, Федяев, Перницкий, Шапошников, Архангельский и другие.

Голкипер Григорий Туранов всегда был приметен на поле, так как играл в очках. Это, однако, не мешало ему легко, красиво и мягко брать мячи от ударов противника. Броски он делал мгновенно, реакция и расчетливость помогали ему не раз отражать одиннадцатиметровые штрафные удары. Противник редко заставал его врасплох, во время игры он был сжатой пружиной, всегда готовый к прыжку, точно чувствующий момент для своевременного выхода на мяч. Это был один из самых надежных вратарей КСО, Москвы и России. В 1918 году он представлял "морозовцев" в МФЛ.

Дом, где жил Григорий Туранов, до сих пор стоит в Орехово-Зуеве на привокзальной площади. Г.Т. Туранов окончил Павлово-Посадское реальное училище, затем учился в Москве, куда вскоре переехал. В журнале "Спортивные игры" (№ 4,1959 г .) бывший голкипер опубликовал статью "Можно ли взять пенальти", в которой определил основные заповеди вратаря. Он писал: "Футбол нынешних дней, в целом, стоит неизмеримо выше прежнего. Но вот, когда задумываешься о вратарях, начинаешь колебаться. Есть ли у нас сейчас такие вратари как, скажем, Н. Соколов и И. Филиппов?.. Пусть меня не сочтут нескромным, если я напомню, что в сезонах 1914-1915 гг. из тринадцати пенальти, назначенных в ворота команды "морозовцев", защищавшихся автором этих строк, я пропустил только один, а в матче с московским клубом СКЛ взял три одиннадцатиметровых!"

Другом и соседом Г. Туранова по дому был защитник Иван Леваков, имевший у болельщиков прозвище "хозяин поля". Был он среднего роста, плотно сбитый, с мощными ногами. Редко проигрывавший дуэли с нападающими противника, он мудро оценивал обстановку на поле, владел высокой техникой отбора мяча. В моменты массированных атак своей команды, когда к воротам противника уходили даже защитники, на свободной половине поля у КСО оставался только Леваков.

В 20-е годы, когда в команду пришел Вячеслав Андреев, получилась великолепно сыгранная защитная пара: Леваков - Андреев. Иван Иванович впоследствии стал офицером Советской Армии, полковником.

Неукротимым бойцовским духом обладал и другой защитник команды "морозовцев" - Никифор Денисов по кличке "Никеш". Он играл надежно, в отборе мяча был жестким, а порой и злым. Зная эти качества, болельщики иногда "заводили" его, что, впрочем, сделать было несложно.

Место центрального полузащитника занимал в команде КСО второго эшелона Иван Жаворонков. К "морозовцам" он пришел из Зуевского спортивного кружка (ЗСК). Это был русоволосый, среднего роста, слегка сутуловатый футболист, оказавшийся чрезвычайно полезным на поле. Игрок-универсал, он не терялся в любых ситуациях, мастерски ориентировался, играл свободно, красиво, а в нужные моменты воодушевлял команду своей нацеленностью на атаку. В начале 20-х годов И. Жаворонков был капитаном команды КСО.

С 15 лет он работал на прядильной фабрике В. Морозова сначала смазчиком, потом помощником мастера. Большая часть его биографии связана с профессией водителя. Еще в первую мировую войну он был шофером полка, во время гражданской войны участвовал в боевых действиях автоотряда Красной Армии сначала на Восточном, а затем на Туркестанском фронте. В мае 1939 года в должности заместителя командира Московского автомобильного полка воевал на Халхин-Голе. В годы Великой Отечественной войны И.С. Жаворонков возглавлял автослужбу 117-й стрелковой дивизии 61-й армии, а после войны долгое время был начальником транспортного отдела Ореховского хлопчатобумажного комбината.

Из футбольной команды 79-й казармы пришел к "морозовцам" Сергей Андреев. Форвард огромной работоспособности, мгновенно понимавший партнеров в изменяющихся ситуациях игры, ловко управляющий мячом, на игру он выходил вместе со своим старшим братом Константином Андреевым. Семейные занятия футболом были нередки в те годы.

С. Андреев окончил Никольское училище при фабрике С.Морозова. Честь КСО стал защищать с 1914 года. Позже закончил Высшее техническое училище в Москве, а в советское время жил и работал в столице, возглавлял отдел в комиссариате промышленности.

Товарищем С. Андреева по команде был Иван Федяев. Во время игры болельщики нередко звали его просто "Ванятыч". Жил он в казарме №21, а работал на ткацкой фабрике С. Морозова. Попасть в главную команду Орехово-Зуева, выступающую на первенство Московской футбольной лиги, было непросто. Сотни местных игроков, играющих в ОЗФЛ и в "диких" командах, мечтали видеть себя в форме лучшего клуба России. Жесткий отбор давал "морозовцам" только лучших.

В команде КСО Иван Федяев начал играть с 1914 года. Он был виртуозом мяча и паса, точно бил по воротам, однако со своими финтами иногда так увлекался, что сдерживал игру на поле, привлекал к себе игроков противника, чтобы затем, резко освободившись от них, дать точный пас или выйти одному к воротам. Это был высокого роста игрок, иногда комичный на поле своими финтами.

И.Б. Федяев мечтал написать книгу об организации, тактике и технике игры в футбол на примере игры команды КСО в 1909-1928 годах. Осуществить намеченное однако он не смог, умер в 1959 году в Москве, где последние годы жизни работал старшим инженером в Первом главном управлении Министерства электростанций и электропромышленности.

Всеми качествами незаурядного футболиста обладал Вячеслав Перницкий. За команду "морозовцев" он стал выступать в 1916 году и от болельщиков получил кличку "божья коровка" за порядочность и интеллигентность, как в спорте, так и в жизни. Высокого роста сероглазый шатен с правильными и красивыми чертами лица увлекал за собой своих партнеров. Он хорошо бегал, комбинации с мячом проводил в быстром темпе, красиво и уверенно играл головой. Это был игрок высокой спортивной дисциплины.

В команде "морозовцев" он наиболее широко проявил свои прекрасные природные данные. Как отмечали знатоки футбола, с 1918 по 1922 годы самыми эффектными крайними нападающими, украшавшими сборную Москвы, были Вячеслав Перницкий справа и Алексей Шапошников слева. Высокие, с размашистым шагом, с тяжелыми завершающими ударами, они достойно соперничали с другой парой крайних из Петрограда - Петром Григорьевым и Николаем Гостевым.

Вячеслав Перницкий родился и вырос в Орехово-Зуеве в семье гравера отбельно-красильной фабрики Саввы Морозова Николая Афанасьевича Перницкого. Вячеслав окончил медицинский факультет Московского университета, работал хирургом в больнице Орехово-Зуева, а затем, после переезда в Москву, в одной из столичных поликлиник.

В молодые годы В. Перницкий вместе со своей красавицей-женой медсестрой Анной (Артамоновой) посещал театральную студию Орехово-Зуевского драмтеатра. Он серьезно увлекался русской историей, собирал марки, хорошо рисовал карандашом, любил подмосковный лес.

Когда началась война, пошел добровольцем на фронт, был назначен хирургом полевого госпиталя вначале Волховского, затем Ленинградского фронтов. Не раз совершал он ночные марши с ранеными бойцами по "дороге жизни" на Ладоге. В 1943 году майор медицинской службы коммунист Перницкий был тяжело ранен, стал инвалидом войны. Он награжден двумя боевыми орденами и шестью воинскими медалями. За свои спортивные достижения В.Н. Перницкий награжден именными малокалиберной винтовкой и револьвером "Браунинг".

После войны Вячеслав Николаевич работал врачом в доме отдыха "Балабаново", где трагически погиб в августе 1948 года. Похоронен на территории дома отдыха.

Выдающимся мастером советского футбола стал А. Шапошников, в команде "морозовцев" приобретший и воспитавший лучшие качества настоящего мастера кожаного мяча. Родился и вырос он в Орехово-Зуеве, учился в мужской гимназии Белавина. Отец его работал на торфяной станции.

Алексей Шапошников работал на механическом заводе учеником чертежника. Его наставником, учителем и старшим другом был известный "морозовец" К.В. Андреев. Женат Алексей был на Политовой Павле Ионовне.

Семьи футболистов Шапошниковых, Перницких и Андреевых были очень дружны, чаще всего они собирались на квартире Алексея и Павлы на улице Никольской (ныне Ленина в районе нынешней Октябрьской площади). В компании А. Шапошников был непревзойденным балагуром и выдумщиком, его любили все.

Свою футбольную карьеру Алексей начал с детской команды, в КСО его пригласили в 1917 году. Внешне он выглядел стройным, красивым и элегантным спортсменом, бросались в глаза его румяное лицо, голубые глаза и русые кудрявые волосы, расчесанные на пробор. Футбол был его главным, но не единственным пристрастием. Он был хорошим легкоатлетом, имел хорошие результаты на спринтерских дистанциях, далеко метал копье, неплохо прыгал в высоту. Выходя на футбольное поле, он имел привычку слегка покачивать головой.

Во время игры А. Шапошников был быстрым, прыгучим и неутомимым, ловко обводил противника и был всегда на острие атак. Он обладал всеми лучшими качествами нападающего высокого класса: выносливостью, быстротой действий, хорошим обзором поля, хитростью, финтами, одинаково мощно он бил по воротам с любого положения и любой ногой. Не раз ему удавалось забивать голы с углового удара.

А. Шапошников неоднократно играл в составе сборной страны, участвовал в играх за рубежом. В 1918 году редакция журнала "Спорт" обратилась к своим читателям с просьбой составить символическую сборную Москвы по футболу. А. Шапошников и В. Перницкий из КСО были единодушно включены в ее состав. Некоторое время А.Н. Шапошников выполнял обязанности республиканского тренера.

Самым энергичным и результативным нападающим из питомцев поздних "морозовцев" стал Григорий Архангельский. Он родился в семье текстильщиков Архангельских-Никитиных. Отец его, Иван Никитич, работал мастером шлихтовального отдела ткацкой фабрики С. Морозова, на этой же фабрике работала и мать Григория - Христиния Петровна. Семья несколько раз меняла место жительства в городе, проживая то в доме торговца Конфеева, то в 5-й и 6-й казармах для служащих В. Морозова.

С мальчишеских лет Гриша Архангельский стал работать в конторе Саввы Морозова. Свободные от работы часы посвящал футболу. Его сестра Татьяна вспоминала, как ей было обидно, когда она обнаружила однажды в заветном сундуке под кроватью в казарменной каморке свои модные сапожки, вдрызг разбитые, и с оторванными подошвами. Это было дело ног младшего брата Гришки, который за неимением бутс использовал обувь сестры в футбольных баталиях.

Простой, душевный и общительный, Г. Архангельский в любой компании был первым весельчаком. Как и Алексей Шапошников, он хорошо прыгал в длину и высоту, метал диск, бегал короткие дистанции. Смуглый, чуть выше среднего роста, крепкого телосложения, кареглазый, с черными волнистыми волосами, Григорий отважно, иногда даже слишком горячо, штурмовал ворота противника. Его девизом было одно лишь слово: "Вперед!". Г. Архангельский отлично играл головой, мастерски вел распасовку мяча и бил по воротам из любого положения.

Григорий Иванович Архангельский играл за команду ореховозуевцев до 1926 года. Умер и похоронен в Ленинграде.

По отзывам соперников команды КСО второй половины 10-х годов, играть с "морозовцами" было и удовольствием, и честью. Их любили за прекрасную игру, за поразительную организованность и дисциплину, за высокие человеческие качества. Где бы ни появлялись футболисты Орехово-Зуева, на них смотрели с восхищением и ожиданием предстоящего захватывающего зрелища.

Добрыми словами вспоминают ветераны футбола не только игроков, но и фельдшера команды КСО Нила Тимофеевича Тимофеева. В каждом матче, в каждой поездке он неизменно сопровождал своих любимцев. В такие дни он ходил с туго набитыми карманами пиджака. Там были и пузырьки с лекарствами, и бинты, и пластырь. При случае он незамедлительно оказывал помощь травмированным игрокам.

Основной базой любой команды является футбольное поле. Построенный еще до революции, стадион клуб-спорта "Орехово", а впоследствии команд "Красное Орехово", "Красное знамя" и "Знамя труда" является одним из старейших в России. Созданный при помощи английских специалистов, он имел лучший и устойчивый травяной покров, эффективную систему дренажа. Кого только не принимал патриарх футбольной России на своем чудо-поле!. Он брал в свои объятия Бутусова и Федотова, Чеснокова и Канунникова, Хомича и Боброва, Никанорова и Селина. Здесь блистали своим мастерством Гранаткин и Артемьев, Кочетков и Бесков, братья Старостины и Якушин, Яшин и Маслаченко. Да разве всех перечислишь! Сколько раз по свистку местных рефери А.Д. Кынина, Я.К. Чарнока, И. Клегга, Я. Ольдфильда, П.С. Дружинина, Г.Е. Тихомирова, К.Р. Григорьева, Макдональда, И. Левинского, Е.М. Панкрашина, И. Сударчика, А.И. Бледнова, А.М. Гасилина, А.П. Самсонова и П.Г. Монина в центр его поля выводили свои футбольные дружины капитаны "морозовцев" Я. Чарнок, В. Мишин, Макдональд, а в советское время - капитаны "Красного Орехова" и "Красного знамени" В. Перницкий, И. Жаворонков, В. Степанов, братья П. и Н. Тарасовы, В. Самороднов, С. Мурашов, Ю. Панков, капитаны "Знамени труда" В. Федоров, Ю. Петров, М. Захаров, А. Борисенков, Р. Гильманов.

Два-три брата, а то и целые футбольные династии выступали за команды третьей футбольной столицы России: Мишины, Чарноки, Кынины, Макаровы, Андреевы, Масловы, Степановы, Монины, Федоровы, Тарасовы, Кирпичниковы, Козыревы, Конышевы, Бородастовы, Чистяковы, Лебедевы, Аминовы, Голицыны, Рыбаковы, Калмыковы, Мурашевы, Селиверстовы, Пряхины, Логиновы, Пименовы, Курненины, Бирюковы и другие.

С этого признанного центра футбола уходили защищать цвета лучших клубов страны многие игроки, в том числе: А. Шапошников (ЗКС, сборная страны), В. Перницкий (ЗКС, сборная Москвы), Г. Архангельский (ЗКС, сборные Москвы и Ленинграда), В. Андреев (сборная страны), Н. Савинцев (сборная страны, "Большевик" г. Ленинград), И. Рыжов (сборная страны, ЦДКА, "Спартак" г. Москва),

А. Мурашов (сборная Ленинграда, "Спартак" г. Ленинград), С. Беляков (сборная страны, "Большевик" г. Ленинград), П. Теренков (сборная Москвы, "Локомотив" г. Москва), В. Самородное (сборная Москвы, "Торпедо" г. Москва), И. Калмыков (ЦДКА), Н. Голицын (ЦДКА, "Крылья Советов" г. Москва, "Динамо" г. Минск), П. Тарасов ("Сталинец", ЦДКА г. Москва), К. Балясов ("Трактор" г. Сталинград), В. Новиков (ВВС г. Москва), В. Юров ("Динамо" г. Минск), Ю. Панков ("Динамо" и "Торпедо" г. Москва), А. Козырев ("Динамо" г. Москва), А. Барков ("Динамо" г. Ленинград), К. Конышев ("Торпедо" г. Москва), Ю. Ковалев ("Локомотив" г. Москва, ЦСКА, "Динамо" г. Киев), Е. Крылов (ЦСКА, сборная Москвы), В. Никифоров ("Даугава" г. Рига), Л. Лампасов ("Динамо" г. Москва), В. Котыченко ("Зенит" г. Ленинград, "Черноморец" г. Одесса), В. Федоров ("Шахтер" г. Караганда), Н. Саплин ("Черноморец" г. Одесса), М. Рыжов ("Нефтчи" г. Баку), Ю. Курненин ("Динамо" г. Минск, сборная олимпийская СССР), М. Бирюков ("Зенит" г. Ленинград), А. Уваров ("Динамо" г. Москва, сборная страны). Неспроста в 1962 г . Орехово-Зуевская команда "Знамя труда" в составе М. Захарова, А. Хомякова, А. Хорлина, Ю. Балашова, В. Чавкина, В. Леонидова, А. Пименова, В. Ишутина, Е. Крылова, В. Воропаева, Н. Шарова, В. и Ю. Никифоровых и С. Логинова вышла в финал кубка СССР. В спортивной прессе Орехово-Зуево нередко называют "кузницей московского футбола". Название найдено точное. Первые же камни в фундамент "кузницы" были заложены знаменитыми "морозовцами" начала XX века, истинными бойцами, до конца преданными футболу, завоевавшими право провинциальному Орехово-Зуеву называться третьей футбольной столицей России.

 

С 89-летним ветераном ореховского футбола Василием Филипповичем Степановым я провел несколько длинных вечеров на его квартире в разговорах о футболе. По моей просьбе он составил символическую сборную команду города всех времен. Вот ее состав: вратарь Г. Туранов, защитники В. Андреев, И. Леваков, Н. Денисов, полузащитники А. Кротов, И. Жаворонков, нападающие Г. Архангельский, А. Шапошников, В. Чарнок, Макдональд, В. Перницкий, запасные А. Мурашов, И. Рыжов.

Осенью 1987 года вместе с В.Ф. Степановым и его супругой Елизаветой Сергеевной мы дважды выезжали на стадион "Знамя труда", чтобы посмотреть товарищеский матч ветеранов футбола Москвы и Орехово-Зуева, и дважды встреча эта не состоялась. Бывший прославленный капитан "Красного Орехова" недоумевал, почему москвичи так и не приехали. Оказывается, они предпочли в эти дни Орехово-Зуеву более крупные города: Донецк и Куйбышев. С горечью в душе мы покидали старый стадион, радушно принимавший во все времена звезд русского и советского футбола.

Через две недели В.Ф. Степанова не стало. Я позвонил в Спорткомитет. Печально, но факт, на похоронах не было кроме родственников и знакомых ни одного руководителя спортивных кругов города, ни одного футболиста команды "Знамя труда". И мне вдруг стало ясно, почему так долго "буксует" на пути к победе в классе "Б" команда текстильщиков.

На непочтении яркого и самобытного прошлого, на беспамятстве к традициям не вырастить здорового настоящего. В свои годы "морозовцы" первого и второго эшелона провели четкую рекогносцировку на футбольном маршруте к победе. Отдадим же им дань нашего уважения и памяти, ведь они были первыми.

Таблицы игр МФЛ и составы команд некоторых клубов Московской футбольной лиги.

 

1909 г . Составы сильнейших клубов.

Британский клуб спорта (БКС): Вильтен, Бейнс, Данн, Паркер, Чарнок, Лунн, Уайтхэд, Томас, Уайтхэд-2, Ньюман, Джонс, Гилль, Нэш.

Клуб-спорт "Орехово" (КСО): О. Хаваев, Н. Макаров, В. Мишин, Дункерлей, Гейвуд, Н. Кынин, А. Кынин, А. Мишин, А. Томлинсон, В. Макаров, Я. Чарнок, Бертель, М. Савинцев, А. Акимов, Ермолаев.

"Сокольники" (СКС): В. Виноградов, Розанов-1, Р. Вентцели, Слепнев, Максин, Н. Виноградов, Александров, Розанов-2, Вашке, Волков, Р. Вентцели, Шалонский, Никольский.

"Унион": Бертрам, Шульц-1, Емельянов, Гольц, Янкович, Протопопов, Зееберг, Баске, Николаев, Паур, Тамман, Казанов, Поляков, Шульц-2, Чинчелин, Бэзик.

"Быково": Кудрявцев, Ромм, Парфенов, Николаев, Иванов, Константинович, Папнэль, Скорлупкин, Серпинский, Шарапов, Смирнов, Соколов, Васильев.

 

1910 г . ТАБЛИЦА ИГР

Команды

1

2

3

4

5

В

Н

П

Мячи

О

КСО

 

7:2

4:0

7:0

7:2

7

0

1

43:14

14

СКС

6:2

 

3:5

6:3

8:4

5

0

3

36:25

10

ЗКС

1:5

2:4

 

5:1

6:0

4

1

3

27:23

9

КФС

1:8

0:6

3:3

 

2:1

2

1

5

18:36

5

Унион

2:3

2:1

3:5

0:8

 

1

0

7

14:40

2

 

Первым обладателем учрежденного кубка Р.Ф. Фульда (чемпионат Москвы) стала команда КСО. За "морозовцев" играли: Н. Макаров, Сазонов, В. Мишин, А. Акимов, Я. Чарнок, Н. Кынин, А. Томлинсон, Т. Бонд, В. Чарнок, А. Кононов, А. Мишин.

1911 г . ТАБЛИЦА ИГР  

Команды

1

2

3

4

5

6

В

Н

П

Мячи

О

КСО

 

4:1

3:3

3:1

11:0

5:2

7

2

1

47:14

16

ЗКС

1:1

 

4:3

5:3

3:3

6:1

6

2

2

40:18

14

КФС

0:2

0:3

 

3:2

4:2

7:1

5

1

4

31:19

11

Унион

2:1

3:2

0:5

 

5:4

8:1

5

0

5

40:32

10

СКС

2:6

0:2

3:1

7:1

 

4:0

4

1

5

29:33

9

МКЛ

2:11

0:13

0:5

1:15

0:5

 

0

0

10

8:79

0

 

Чемпионами Москвы и обладателями кубка Р. Ф. Фульда вновь стала команда КСО из Орехово-Зуева. Честь КСО в 1911 году защищали: голкиперы Гринвуд, Макаров, Бухаринский, беки Нуталь, Бледнов, Уатсон, П. Маслов, хавбеки Акимов, Кынин, С. Маслов, Э. Чарнок, форварды Томлинсон, Дикин, В. Чарнок, М. Савинцев, Чичваркин.

 

1912 г . ТАБЛИЦА ИГР

 

Команды

1

2

3

4

5

6

7

В

Н

П

Мячи

О

КСО

 

2:3

3:1

5:2

7:0

8:1

14:2

11

0

1

65:15

22

БКС

2:5

 

 

2:1

2:1

4:1

10:1

8

1

2

34:16

17

КФС

0:2

1:1

 

3:2

1:2

2:2

3:2

5

2

5

23:20

12

ЗКС

1:2

2:1

4:1

 

1:3

4:5

5:0

5

1

6

38:26

11

Новогиреево

1:8

0:4

1:2

4:4

 

2:3

2:1

5

1

6

27:35

11

Унион

2:6

1:2

1:4

0:4

2:3

 

9:3

4

1

7

33:42

9

СКС

0:3

1:3

0:5

0:8

0:5

 

 

0

0

12

10:76

0

 

В третий раз подряд кубок Р.Ф. Фульда завоевали "морозовцы". В сезоне 1912 года команда выступала в составе: голкиперы Макаров, Гринвуд, Бухаринский, беки Мишин, Савинцев, Хаваев, хавбеки Акимов, Кынин, Я. Чарнок, Э. Чарнок, К. Андреев, Куликов, Монин, Шустров, форварды Томлинсон, Мишин-2, Бонд, Локкарт, Дикин, В. Чарнок.

 

1913 г . ТАБЛИЦА ИГР

 

Команды

1

2

3

4

5

6

7

В

Н

П

Мячи

О

КСО

 

2:0

2:1

2:0

6:2

5:1

2:0

11

0

1

44:15

22

Новогиреево

3:9

 

2:2

1:2

1:0

1:1

6:1

5

3

4

25:24

13

ЗКС

1:2

4:1

 

9:0

1:4

6:0

3:1

4

4

4

40:21

12

СКЛ

2:1

1:3

2:1

 

1:4

4:7

1:1

5

2

5

14:28

12

КФС

1:2

0:2

2:2

1:4

 

1:2

1:1

4

2

6

22:24

10

БКС

3:7

1:1

1:1

4:0

1:3

 

4:2

3

3

6

19:31

9

Унион

1:4

1:4

2:4

1:1

1:3

4:1

 

1

4

7

19:39

6

 

Чемпионами Москвы и обладателями кубка Р. Ф. Фульда вновь стали "морозовцы".

 

1914 г .

Первенство МФЛ разыграно по олимпийской системе. Чемпионами Москвы и обладателями кубка стала команда Замоскворецкого клуба спорта (ЗКС) в составе: Бабыкин, С. Сысоев, П. Попов, Лескот, Н.Лавров, М. Романов, Ларин, В. Житарев, Россиус, Головацкий.

 

 

1915 год. ТАБЛИЦА ИГР

Команды

1

2

3

4

5

В

Н

П

Мячи

О

Новогиреево

 

0:2

3:0

2:1

8:0

5

0

3

13:14

10

КСО

6:1

 

3:4

0:2

2:1

3

2

3

18:15

8

СКЛ

3:0

1:1

 

1:2

1:0

3

2

3

12:12

8

КФС

0:3

2:2

1:1

 

4:3

3

2

3

12:15

8

ЗКС

2:4

4:2

2:1

3:0

 

3

0

5

15:14

6

 

По итогам розыгрыша кубка МФЛ чемпионом Москвы стала команда спортивного клуба "Новогиреево" в составе: Данилов, Воронцов, Коротков, Б. Чесноков (капитан), Леонтьев, Бухтеев-1, Архангельский, Бухтеев-2, Яковлев, Канунников, Залыжкин.

 

1916 г .

Чемпионом Москвы и обладателем кубка Р.Ф. Фульда стал Замоскворецкий клуб спорта (ЗКС).

 

1917 г .

Чемпионами Москвы и обладателями кубка Р.Ф. Фульда стали футболисты спортивного клуба "Новогиреево".

 

Дизайн - студия Varvar.ru. При использовании материалов сайта Богородск-Ногинск ссылка категорически приветствуется.

Вверх.

На главную страницу.

Rambler's Top100Яндекс цитирования  



Шингарды сделать своими руками

Шингарды сделать своими руками

Шингарды сделать своими руками

Шингарды сделать своими руками

Шингарды сделать своими руками

Шингарды сделать своими руками